'

CПЕЦИФИКА ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МЕТОДА ПОДСТАНОВКИ В СОЦИАЛЬНОМ ПЕРЕВОДЕ

Понравилась презентация – покажи это...





Слайд 0

А.Н. Злобин Член Союза переводчиков России, кандидат филологических наук, доцент кафедры теории речи и перевода ФИЯ (Мордовский госуниверситет им. Н.П. Огарева, г. Саранск) CПЕЦИФИКА ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МЕТОДА ПОДСТАНОВКИ В СОЦИАЛЬНОМ ПЕРЕВОДЕ


Слайд 1

Поскольку целью переводческой деятельности является «производство речевых высказываний по определенному социальному заказу» [Ширяев 1979: 119] или, иными словами, удовлетворение социальной потребности различных территориальных, социальных, профессиональных, возрастных и других групп, нам представляется необходимым дополнить имеющийся перечень аспектов переводоведения [см. Алексеева 2004: 47] таким аспектом как «социосфера перевода» [Злобин 2012: 100]. Ср. «социологические аспекты перевода [Комиссаров 2000: 63]. Общие задачи социосферы перевода уже примерно сформулированы в рамках американского проекта «Guide lines for the Translation of Social Science Texts», объединившего усилия переводчиков, издателей и социологов, направленные на то, чтобы выявить закономерности в переводе текстов по общественно- научной тематике – в переводе специальной терминологии, специфической идиоматики, переводе имен собственных, устоявшихся названий и т.п. [РПТСН URL].


Слайд 2

Компоненты социосферы перевода еще предстоит уточнить в полном объеме. Пока что мы можем ограничиться указанием лишь на некоторые из них, например «социальные тексты» – «тексты, создаваемые в рамках таких академических дисциплин, как антропология, культурологические исследования, экономика, политология, социология, здравоохранение, а также в целом ряде гуманитарных дисциплин – философии, истории, искусствоведении, литературной критике, музыковедении и т.п. К ним также относят тексты, создаваемые в рамках деятельности правительственных и неправительственных организаций и публикуемые прессой и другими средствами массовой информации» [там же].


Слайд 3

Еще одним компонентом социосферы перевода стал новый вид перевода, который практически отсутствовал до начала 1990-х гг. Это перевод различных личных документов (ЛД) физических лиц, который сегодня условно называют «социальный перевод» [НВКПО 2009: 4]. Самый обширный опыт и объем информации по социальному переводу накоплен в США. По мнению Ю. В. Сметаниной-Болдвин, в этот момент особое значение и статус приобретает новая для России, но широко распространенная во многих странах, объектах широкомасштабной внешней миграции, специальность – социальный переводчик. В ее понимании социальный переводчик – это профессионал, владеющий специализированной социолексикой (медицинской, юридической и т.д.) ИЯ и ПЯ, технологиями перевода в определенном ситуативном контексте (операционная, родильный дом, КПЗ, спецприемник, школа, интернат и пр.), коммуникативными навыками общения с различными категориями населения (включая очень старых, очень больных, несчастных, бедных, необразованных, запуганных и даже преступников) и знанием культуры и социальной конкретики данных лингвокоммуникативных общностей.


Слайд 4

Вполне очевидно, что еще одной задачей социосферы перевода является и официальное установление профессии «социальный переводчик» с квалификациями по узким, обозначенным выше, направлениям, а также анализ основных ролей, выполняемых социальным переводчиком, например интерпретатора, культурного брокера и «защитника» [Cметанина-Болдвин 2008: 38–40]. Представляется целесообразным отметить, что одной из выдающихся и уникальных характеристик современности являются миграционные процессы – перемещение людей через границы и континенты в поисках работы, образования, воссоединения с семьей, возвращения на историческую родину и пр. Эти экстралингвистические факторы и обусловили появление, как социального заказа, так и самого социального перевода. Как известно, в настоящее время расширяется многонациональность современных государств, большинство из которых признают и соблюдают основные права человека, в том числе и на равный доступ к социальным услугам в обществе – образованию, здравоохранению и юридической защите, независимо от их легального статуса и владения официальным государственным языком. Повышается спрос и необходимость в социальном переводе. Если ещё недавно, в начале своего становления, социальный перевод выполнялся в основном не имеющими специальной лингвистической подготовки, просто знающими два языка людьми, то теперь этот вид межъязыковой коммуникации становится прерогативой профессионалов – переводчиков [там же: 37].


Слайд 5

В нашей работе мы ограничимся рассмотрением письменной формы социального перевода, а именно перевода ЛД физических лиц, т.е. сферы деятельности социального переводчика с данной (узкой) квалификацией. Актуальность настоящего исследования обусловлена необходимостью концептуализации и категоризации социального перевода, как нового вида перевода. Материалом для него послужила выборка ЛД физических лиц на русском и немецком языках. Современное переводоведение х арактеризуется многочисленными публикациями, в которых речь идет об особенностях перевода текстов различных жанров.


Слайд 6

Хотя перевод ЛД физических лиц и является сравнительно новым видом перевода, тем не менее, уже имеется его транслатологическая характеристика, согласно которой «тексты подобных документов, как правило, переводятся по готовой модели, поскольку при переводе преобладают однозначные эквиваленты и однозначные трансформации» [Алексеева 2004: 282]. Иными словами, предлагается переводить ЛД физических (да и юридических) лиц, используя алгоритм (готовую модель) как совокупность действий, предпринимаемых по строго определенным правилам, которая после последовательного их выполнения приводит к решению поставленной задачи. Упомянутый выше алгоритм или алгоритмическая процедура известна в теории перевода как подстановка, применение которой возможно при наличии семантико-структурного параллелизм ИТ и ПТ. При использовании подобным образом этой переводческой стратегии, как будет показано ниже, не учитывается наличие ряда проблем, а именно «sprachliche, konventionelle und pragmatische Ubersetzungsprobleme» [ППНР 2008: 84], что дает в результате ПТ, не в полной мере отвечающий нормативным требованиям, чего можно было бы избежать, если бы обучение переводу ЛД физических лиц велось бы с учетом того, что процедура их перевода представляет собой многоаспектное знание. Конечно, и сам метод подстановки должен быть тогда представлен не только как алгоритмическая, но и как эвристическая процедура.


Слайд 7

Следует отметить, что разные ученые раскрывают сущность метода подстановки по-разному. Это свидетельствует о многоаспектности знания (наличии различных подходов к его концептуализации), а также о существовании различных форматов знания, и доказывает динамизм любой предметной области и человеческой категоризации [Коренева 2012: 480]. Так, например, П. И. Копанев и Ф. Беер считают, что есть такие случаи, когда перевод можно свести к простой подстановке. Это связано с родством языков и их постоянным влиянием друг на друга. Каждому предмету или явлению одного языка можно найти соответствие в другом языке [Копанев, Беер, 1986: 142]. В результате метод подстановки представлен как знание концептуально-простого формата. Подобный подход к подстановке, как к простейшему переводческому приему, не раскрывает его творческий или эвристический потенциал.


Слайд 8

Иной взгляд на метод подстановки мы находим у Л. К. Латышева, который считает, что переводчику необходимо добиваться эквивалентности не на уровне языка, а на уровне речи [Латышев 1988: 95]. Для достижения этой эквивалентности нужно установить, в каком отношении находятся денотативные значения ИЯ и ПЯ. Эти отношения обусловили выделение Л. К. Латышевым различных видов подстановки. Из всего многообразия существующих подстановок остановимся на наиболее актуальных для нашей работы и наиболее сложных – лексических подстановках. Различают такие их разновидности: простая лексическая подстановка – полное совпадение словарного значения ИЯ и ПЯ, простая альтернативная подстановка – соотношение «один класс явлений ИЯ – несколько классов ПЯ», сложная подстановка с дифференциацией значения – значение одной единицы ИЯ пересекается со значением нескольких единиц ПЯ, ни одна из которых не покрывает его полностью, чаще всего это многозначное слово, но эквивалент может находиться и за пределами словарной статьи, позиционно обусловленная подстановка – непересечение значений ИЯ и ПЯ, но в составе словосочетаний (чаще фразеологических) они имеют эквивалентное значение, безэквивалентная лексика – лексика, не имеющая соответствия. Существует несколько способов ее передачи: транслитерация, калькирование, описательный перевод, приближенный перевод, примечания переводчика [см. Латышев 1988: 97–107].


Слайд 9

Схожий подход к подстановке мы находим у коллектива авторов Н. И. Дзенса, И. Р. Перевышиной и В. А. Кошкарова. Они дают не только подробную характеристику четырех видов подстановки, но и практические рекомендации по их применению. Все это свидетельствует о том, что простота данного метода как знания концептуально-простого формата является кажущейся. Выделение нескольких видов подстановки прямой/простой, узуальной, простой и сложной альтернативной, позволяет нам говорить о ней, в том числе и как об эвристической процедуре [см. Дзенс, Перевышиной, Кошкаров 2007]. В рамках настоящей статьи нами будет предпринята попытка выявления специфики использования метода подстановки при переводе ЛД физических лиц и обоснования необходимости её дифференцированного применения. Обратимся непосредственно к анализу процесса перевода ЛД на предмет использования в нем подстановки как метода перевода, а именно, анализу его применения как знания концептуально-простого или как знания концептуально-сложного формата. При этом мы будем исходить из того, что «перевод – это многосторонний и многоаспектный вид человеческой деятельности, аккумулирующий проблемы философии, психологии, физиологии и других наук. Деятельность человека – это и действие, и операция, и восприятие, и понимание, и стандартные ситуации, и волевое поведение, и функционирование умственных механизмов, и национально-специфический вариант реализации проявления единой универсальной семантической системы, и закономерности передачи информации и т. д.» [Миньяр-Белоручев 1996: 135].


Слайд 10

Как уже отмечалось выше, транслатологическая характеристика ЛД физических лиц уже разработана И. С. Алексеевой. Из нее мы узнаем, что все документы, обладающие юридической силой, в том числе и ЛД физических лиц, имеют клишированную форму и когнитивная информация, содержащаяся в них, должна оформляться раз и навсегда установленным образом, согласно строгим конвенциям. Начинающий переводчик, руководствуясь указаниями о том, что перевод личных документов физических лиц осуществляется по готовой модели, как правило, начинает с информационно-справочного поиска такой модели или шаблона и находит все в сети Интернет. В соответствии с этим у него формируется и переводческая стратегия: использование алгоритмической процедуры, т. е. простой подстановки


Слайд 11

Готовые шаблоны перевода ЛД предлагаются на следующих сайтах: www.alba-translating.ru, www.maxiword.net, www. russpain.ru, www.24-translate.com, www. trworkshop. net, www.accent.18rus.ru и многих др. Так, например, на сайте www.trworkshop.net выложены шаблоны, а на сайте www.maxiword.net выложены копии параллельных документов той страны, на язык которой требуется осуществить перевод.


Слайд 12

Заметим, что владельцы этих и подобных сайтов снимают с себя ответственность за их содержание и делают оговорки о том, что это всего лишь примерные шаблоны и прежде чем обратиться за заверением выполненных с их помощью переводов ЛД физических лиц к нотариусу, необходимо проконсультироваться со специалистом по переводу. Ведь перевести – это не значит просто взять шаблон и механически подставить те или иные данные. К сожалению, пользователи подобных сайтов нередко поступают именно так, т. е. используют их в качестве готовой модели и переводят простой подстановкой. Более того находятся и преподаватели, которые обучают переводу ЛД физических лиц по шаблонам. Следует, однако, подчеркнуть, что мы не отрицаем возможность использования шаблонов. Все зависит от того как и в какой степени переводчик использует их в своем переводе и от качества самих выложенных на сайте шаблонов. Вполне понятно, что никто не предоставит в широкое пользование качественные готовые шаблоны перевода ЛД, ведь тогда он лишится клиентов, которые перекочуют к переводчикам-самозванцам, не имеющим государственного диплома специалиста по переводу.


Слайд 13

Для того чтобы показать ущербность шаблонного подхода к переводу ЛД, а также неудовлетворительное (буквальное) качество выложенных на отдельных сайтах шаблонов, проанализируем некоторые из них. Начнем с ЛД «Свидетельство о рождении»,


Слайд 14

при переводе которого предлагается использовать приведенный ниже параллельный текст


Слайд 15

Paralleltext – ЛД «Abstammungsurkunde». Предположим, что готовая модель для перевода ЛД «Свидетельство о рождении» как бы найдена, ведь «Abstammungsurkunde Geburtsurkunde ist mittlerweile dasselbe. Die Abstammungsurkunde ist nun die Geburtsurkunde. Sie ist ein amtliches Dokument zum Nachweis einer Geburt» [abuk URL]. Использование простой подстановки для передачи названия ЛД представляется вполне обоснованным, и мы передаем затем когнитивную информацию, содержащуюся в переводимом ЛД, следуя приведенным выше рекомендациям, и оформляем ее раз и навсегда установленным образом, согласно строгим конвенциям. Однако подобная стратегия перевода ЛД будет неверной, так как «Abstammungsurkunde gleich Geburtsurkunde ist also nicht ganz falsch, aber auch nicht ganz richtig. Abschrift aus dem Geburtsregister hei?t das Stichwort!» [там же]. Помимо сети Интернет начинающий переводчик может обратиться и к учебным пособиям. Так, например, в учебном пособии по переводу с немецкого языка «Translation: письменный перевод» [Ковалевский, Новикова, Махортова 2005], наряду с ЛД физических лиц на русском языке приведены и параллельные ЛД на немецком языке, правда, как их использовать при переводе не указано. Следуя той же стратегии переводить по готовой модели, студенты и рассматривают их в качестве шаблона. Опыт показывает, что студенты на занятиях по спецкурсу пытаются переводить именно так, и только преподаватель, имеющий практический опят перевода, может предотвратить появление в переводимом на немецкий язык ЛД «Свидетельство о рождении» новой графы, например, «вероисповедание», которая отсутствует в российском ЛД.


Слайд 16

Перейдем теперь к шаблонам, которые предлагаются для перевода ЛД «Свидетельство о рождении», например, на сайте переводческого бюро «Альба» [БП «Альба» URL].


Слайд 17

ПТ 1 – Шаблон перевода ЛД «Свидетельство о рождении».


Слайд 18

ПТ 2 – Шаблон перевода ЛД «Свидетельство о рождении». Название ЛД «Свидетельство о рождении» передано как «Geburtschein», т. е. использована простая подстановка. При обращении к русско-немецкому словарю мы находим следующие варианты передачи названия данного ЛД: «Geburtsschein, Geburtsurkunde» [БРНС 2002: 565]. Есть и другие варианты перевода названия свидетельства о рождении: Lebenszeugnis, Lebensbescheinigung [Lingvo.PRO URL]. Некоторые, обладающие медийной компетенцией, переводчики берут перевод названия документа именно отсюда, что мы и видим в ПТ 2, хотя слово «Lebenszeugnis» используется носителями языка совсем в других ситуациях, не имеющих никакого отношения к переводимому ЛД физических лиц. Чаще всего при использовании слова «Lebenszeugnis» речь идет о жизненном пути какого-либо человека. Таким образом, вместо прямой подстановки следовало бы использовать простую альтернативную подстановку, результатом которой должен стать выбор из приведенных лексем слова «Geburtsurkunde». Именно так в ФРГ называется документ – аналог нашему свидетельству о рождении, подтверждение этому мы находим на сайте посольства ФРГ в Москве в перечне документов для выезда в Германию. Нетрудно убедиться в том, к каким негативным последствиям приводит использование метода подстановки только как алгоритмической процедуры, когда игнорируются «Unterschiede in den Textsortenkonventionen» [ППНР 2008: 84].


Слайд 19

Анализ примеров показывает, что для (начинающих) переводчиков шаблоны не являются образцом стратегий перевода ЛД. В отличие от них параллельные корпуса (Parallel Corpora), т.е. электронные аналоги параллельных переводных текстов (ППТ), как правило, состоящие из множества блоков "текст-оригинал и один/несколько его переводов", могут служить примером практического применения приемов перевода. Вслед за Е. П. Сосниной мы считаем, что они являются своего рода наглядными пособиями для перевода, предлагают примеры способов перевода проблематичных моментов, наглядно демонстрируют как переводчик справился с подобными проблемами, существенно сокращают затраты времени на обращение к реферативной информации и, самое главное, предоставляют образцы профессионального перевода при изучении примеров и способов перевода [Соснина URL]. Отсутствие параллельных переводных корпусов в учебниках перевода нового поколения [Алексеева 2006: 6] заметно снижает их практическую ценность в обучении переводу.


Слайд 20

Для того чтобы убедиться в практической ценности использования ППТ при переводе ЛД физических лиц проведем переводческий анализ, направленный на определение стратегии перевода и экспликацию использования метода подстановки. Рассмотрим ППТ «Свидетельство о рождении», выполненные немецкими сертифицированными переводчиками:


Слайд 21

ППТ 1 – «Свидетельство о рождении».


Слайд 22

ППТ 2 – «Свидетельство о рождении». Как известно, свидетельство о рождении — это свидетельство о государственной регистрации акта гражданского состояния — факта рождения ребёнка. В этом документе содержится информация об имени ребёнка, дате его рождения, а также именах его родителей. Результаты анализа перевода данного ЛД обобщены в приведенной ниже таблице.


Слайд 23

Приведенные в таблице данные эксплицируют использование подстановки в переводе. В ППТ 1 превалирует простая подстановка, используемая как алгоритмическая процедура, следствием которой является нерешенные ««sprachliche, konventionelle und pragmatische Ubersetzungsprobleme» и несоблюдение норм ПЯ, конвенциональной и прагматической норм. В ППТ 2 подстановка используется не только как алгоритмическая, но и как эвристическая процедура, что в максимальной мере способствует соблюдению названных выше нормативных требований к переводу. Впрочем, и здесь есть недочеты, например, транслитерация (вместо расшифровки) cокращения названия места рождения «Морд-поляна» как «Mord-Poljana», что превращает безобидную «Мордовскую» поляну в мрачную «поляну смерти». Представленные в ППТ 2 стратегии и приемы профессионального перевода могут быть экстраполированы и на другие ЛД физических лиц.


Слайд 24

В заключение отметим необходимость дальнейшей работы по совершенствованию, как дидактики, так и практики перевода ЛД физических лиц с учетом того, что перевод является знанием концептуально-сложного формата.


Слайд 25

Библиографический список 1. Ширяев А. Ф. Специализированная речевая деятельность: психолингвистическое исследование на материале синхронного перевода : дис. … д-ра филол. наук / А. Ф. Ширяев. – М., 1979. – 350 с. 2. Алексеева И. С. Введение в переводоведение : учеб. пособие для студентов филол. и лингв. фак. высш. учеб. заведений / И. С. Алексеева. – СПб. : СПбГУ ; М. : Издат. центр «Академия», 2004. – 352 с. 3. Злобин А.Н. Перевод в когнитивном формате знания: моногра-фия / А. Н. Злобин; науч. ред. С. И. Дубинин. – Саранск : Изд-во Мордов. ун-та, 2012. – 152 с. 4. Комиссаров В. Н. Современное переводоведение : курс лекций / В. Н. Комиссаров. – М. : ЭТС, 2000. – 192 с. 5. (РПТСН) Руководство по переводу текстов социальных наук [Электрон. ресурс]. – Режим доступа : http://www.acls.org/ sstp_guide_rus.pdf. 6. (НВКПО) Новый взгляд на классификацию переводческих ошибок / Д. М. Бузаджи, В. В. Гусев, В. К. Ланчиков, Д. В. Псурцев. – М. : ВЦП, 2009. – 120 с. 7. Сметанина-Болдвин Ю. В. Социальный перевод // Мир перевода. – 2008. – № 2 (20). – С. 37–40. 8. (ППНР) Письменный перевод с немецкого на русский в сфере профессиональной коммуникации / Д. Бретшнайдер, Н. А. Булах, Ш. Вальтер [и др.] – М. : АСТ-ПРЕСС ШКОЛА, 2008.–168 с. 9. Коренева О. Б. Многоязычная репрезентация научных понятий с учетом многоаспектности знания // Когнитивные исследования языка. Вып. XI : Междунар. конгресс по когнитивной лингвистике 10-12 окт. 2012 г. : сб. мат-в /отв. ред. вып. Л. А. Фурс. – Тамбов: Издат. дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2012. – С. 479-482.


Слайд 26

10. Копанев П. И. Теория и практика письменного перевода. Ч. 1. Перевод с немецкого языка на русский : учеб. пособие для ин-тов и фак. ин. яз. / П. И. Копанев, Ф. Беер. – Минск : Вышейш. шк., 1986. – 270 с. 11. Латышев Л. К. Перевод: проблемы теории, практики и методики преподавания / Л. К. Латышев. – М. : Просвещение, 1988. – 160 с. 12. Дзенс Н. И. Теория и практика перевода : учеб. пособие / Н. И. Дзенс, И. Р. Перевышина, В. А. Кошкаров. – СПб. : Антология, 2007. – 560 с. 13. Миньяр-Белоручев Р. К. Теория и методы перевода / Р. К. Миньяр-Белоручев. – М. : Моск. лицей, 1996. – 207 с. 14. (abuk) Abstammungsurkunde [Электрон. ресурс] – Режим доступа: http://abstammungsurkunde.com 15. Ковалевский Р. Л. Translation : Письменный перевод / Р. Л. Ковалевский, Э. Ю.Новикова, Т. Ю. Махортова. – 2-е изд., испр. и доп. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2005. – 208 с. 16. (БП) Бюро переводов «Альба» [Электрон. ресурс] – Режим доступа: http://www.alba-translating.ru 17. (БНРС) Большой русско-немецкий словарь / под ред. К. Лейна. – 16-е изд., испр. – М. : Русский язык, 2002. – 736 с. 18. Lingvo.PRO : Онлайн-словарь [Электрон. ресурс] - Режим доступа: http://lingvopro.abbyyonline.com/ru 19. Соснина Е. П. Параллельные корпусы в обучении языку и переводу [Электрон. ресурс] – Режим доступа : http: // ling.ulstu. ru/ linguistics/ resourses/literature/articles/. 20. Алексеева И. С. Письменный перевод. Немецкий язык : учебник / И. С. Алексеева. – СПб. : Союз, 2006. – 368 с.


×

HTML:





Ссылка: