'

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70-80-е годы ХХ века.

Понравилась презентация – покажи это...





Слайд 0

Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70-80-е годы ХХ века. Фонд культуры «ЕКАТЕРИНА» 23 октября – 19 декабря 2010 года Кураторы: Александра Данилова, Елена Куприна-Ляхович


Слайд 1

Проект рассматривает «поле действия» одного из самых ярких и сложных периодов отечественной культуры ХХ столетия – времени становления московской концептуальной школы. Концептуализм получил в России широкое распространение; он стал основополагающим направлением в искусстве 1970-1980-х годов, наложив свой отпечаток едва ли не на все явления неофициального искусства нескольких десятилетий. Кураторы выставки поставили перед собой задачу отстраненно взглянуть на события уже прошлого века, наметить основные векторные силы художественного поля, очертить контуры самых ярких феноменов, связанных с историей московского концептуализма. То есть, пользуясь терминологией самих концептуалистов, определить «текст» и «контекст» этого явления. Экспозиция зала Знаки/структуры


Слайд 2

Двойственность поставленной задачи предопределила наличие в выставочном пространстве двух взаимосвязанных, но вместе с тем независимых частей. Первая — это «взгляд изнутри», погружение в контекст эпохи. Этот раздел основан, прежде всего, на разного рода документальных материалах: архивных фотографиях, документации выставок. Но, конечно, главный акцент делается на «прямой речи» — высказываниях художников о собственном творчестве, о художественной ситуации и работах коллег Экспозиция зала «По мастерским»


Слайд 3

1. Предисловие. Поиски языка Эту «документальную» часть экспозиции открывает раздел «Предисловие. Поиски языка». Он посвящен ситуации, в которой происходило зарождение московской концептуальной школы. Представленные в этом зале полотна Владимира Вейсберга, Анатолия Зверева, Дмитрия Краснопевцева, Оскара Рабина, Юрия Соболева и многих других замечательных мастеров рубежа 60-х–70-х годов не только отражают многообразие творческих поисков художников старшего поколения, но и становятся важной частью уникального документального материала. Окруженные фотографиями и авторскими высказываниями, живописные произведения художников «старшего поколения» призваны передать удивительную творческую атмосферу той эпохи. Экспозиция зала «Предисловие. Поиски языка»


Слайд 4

Чтобы подчеркнуть этот архивный аспект живописные произведения, архивные фотографии и высказывания художников, представлены на равных правах как различные виды исторических источников. О.Рабин. Дверь №6.1966 Холст, масло. Собрание Е. И В.Семенихиных 1. Предисловие. Поиски языка О.Рабин. 1969. Фото И.Пальмина Собрание Е. И В.Семенихиных


Слайд 5

В.Янкилевский. Торс.1965. Собрание Е. и В. Семенихиных В коридоре старого Горкома графиков перед выставкой в павильоне «Пчеловодство» ВДНХ (А.Тяпушкин, И.Кабаков, В.Янкилевский).1975. Фото И.Пальмина. Собрание Е. и В. Семенихиных Мастерская В.Янкилевского. 1982 Фото Г.Кизевальтера 1. Предисловие. Поиски языка


Слайд 6

Особой темой выставки является та уникальная атмосфера 70–80-х годов, когда, «все сталкивались, приходили друг к другу и дружили по каким-то неисповедимым причинам». (Л.Бажанов) Взяв за основу созданные в начале созданные в начале 80-х годов Вадимом Захаровым и Георгием Кизевальтером альбомы «По мастерским», мы обозначили ключевые фигуры рубежа 60–70-х годов, времени формирования «концептуального круга». Витрина с архивными материалами МАНИ Экспозиция зала «По мастерским» 1. Предисловие. Поиски языка


Слайд 7

Е.Елагина, Л.Рубинштейн, Н.Алексеев, В.Скерсис, И.Кабаков, А.Монастырский, М.Константинова в мастерской И.Кабакова.1981. Фото Г.Кизевальтера А.Монастырский, Н.Панитков, Г.Кизевальтер в квартире Монастырского.1982. Фото В.Захарова 1. Предисловие. Поиски языка


Слайд 8

Э.Булатов. Улица.1966. Холст, масло. Собрание Е. и В. Семенихиных К концу 60-х годов художественные проблемы, волновавшие старшее поколение, постепенно утрачивают свою актуальность. На смену «личностно- му высказыванию» пришло «холодное» искусство 70-х, в котором, по словам Ильи Кабакова, «место Я заняло МЫ». В.Комар. Шампуры геометрии (часть серии «Ретроспективизм» – «Троицы»).1967. Собрание Е. и В. Семенихиных Л.Соков. Профиль с бутылкой и рюмкой. 1974. Дерево, склейка. Музей «Другое искусство». Зал «Поиски языка» 1. Предисловие. Поиски языка


Слайд 9

2. Московская концептуальная школа и ее контекст. Резкая смена эстетики и художественной стратегии, произошедшая в начале 70-х годов, естественно потребовала от кураторов принципиально иного взгляда, другого способа экспонирования. Используя столь популярную в концептуализме позицию «стороннего наблюдателя», они попытались дистанцироваться от рассматриваемого материала. В одном из своих интервью Илья Кабаков уподобил себя и своих коллег «энтомологам, изучающим другой мир» Это замечание подтолкнуло кураторов к принципиально иному экспозиционному решению. Практически отказавшись от хронологического принципа, они отдали предпочтение типологии, выделив несколько ключевых или даже стилеобразующих понятий искусства этого периода, обозначив главные тенденции, зародившиеся внутри московской концептуальной школы и продолжавшие развиваться в пространстве концептуального искусства последующих десятилетий.


Слайд 10

Зал «Пространства». Первая из подобных категорий - «пространства» - была описана Эриком Булатовым, утверждавшим, что живописное полотно «уже не картина мира, а стремление за ее пределы». В зале «Пространства» представлены произведения Андрея Абрамова, Эрика Булатова, Олега Васильева, Эдуарда Гороховского, Ильи Кабакова, Виктора Пивоварова, Ивана Чуйкова, Сергея Шаблавина 70х-80-х годов. В этих работах появляется новое метафизическое ощущение времени и места действия: бескрайняя даль, распахнутое окно, белые облака уже не воспринимаются ни как сюжет, ни как композиционный прием. 2. Московская концептуальная школа и ее контекст.


Слайд 11

…С определенного времени я всегда рассматривал проблему свободы как проблему чисто пространственную Эрик Булатов Э.Булатов. Не прислонятся. 1984. Бумага, цветной карандаш. Собрание Е. и В. Семенихиных 2. Московская концептуальная школа и ее контекст. Зал «Пространства». А.Абрамов. 11.XII.1978. Из серии «Рамки».1978. Бумага, смешанная техника. Собрание Н.Паниткова Именно в это время (70-е) я открыл для себя и начал исследовать круг как возможное и важное пространственное вместилище универсальностей воспринимаемого мира. В эти же годы Олег Васильев открывает свое спектральное, внутреннее пространство картины; Илья Кабаков создает свои известные экзистенциальные альбомы, используя в них почти дзенское белое пространство; а Эрик Булатов, неожиданно для всех, поверх уже законченной картины с лыжником наносит красную решетку, совершая прорыв в новый и, наверное, самый важный этап своего творчества. Сергей Шаблавин Иван Чуйков Искусственное облако. 1978 Смешанная техника, 74х68 см Собрание Е.Куприной-Ляхович и М.Ляховича


Слайд 12

Зал «Знаки/структуры» Экспозиция зала «Знаки/структуры» посвящена эстетике концептуализма, представленной в самой «чистой» из возможных форм. Нетрудно заметить, что в представленных в этом зале работах Риммы и Валерия Герловиных, Андрея Монастырского, Льва Рубинштейна, документациях акций группы «Коллективные действия» прежде всего, присутствует интеллектуальная, а не зрительная интрига. Концептуализм, который часто называют теоретическим пиком искусства ХХ столетия, предложил принципиально новое понимание искусства, при котором главным для художника оказывается не визуальное воплощение замысла, а заложенные в произведении смыслы. Знаковое прочтение мира, поиск разнообразных закономерностей и структур, отношение к окружающему как к тексту, нуждающемуся в интерпретации, можно назвать одной из главных особенностей эстетики концептуализма. 2. Московская концептуальная школа и ее контекст.


Слайд 13

Зал «Знаки/структуры» Знаковое прочтение мира, поиск разнообразных закономерностей и структур, отношение к окружающему как к тексту, нуждающемуся в анализе и интерпретации, можно назвать одной из главных особенностей эстетики концептуализма. Поэтому и от зрителя концептуализм требует определенного настроения ума: значение произведения зависти теперь не от «красоты» или «мастерства», но от интерпретации содержащихся в нем символов. Визуальный минимализм работ Риммы и Валерия Герловиных или Андрея Монастырского, длящееся действие акций группы «Коллективные действия», подчеркнутый интерес к тексту, слову, высказыванию приводит к появлению целого ряда произведений, находящихся на границе жанров. 2. Московская концептуальная школа и ее контекст. В.Герловин. Коллекция 1976 года. Вредители хлебного дерева.1976. Смешанная техника. Собрание Е.Елагиной и И.Макаревича Группа «Коллективные действия». Веревка. Объект к акции «Время действия». 1978 Веревка, длина 7км. Собрание Музея МАНИ А.Монастырский иего объект «Палец».1978. Фото Андрея Абрамова. Из архива Андрея Монастырского


Слайд 14

Зал «Знаки/структуры» 2. Московская концептуальная школа и ее контекст. Группа «Инспекция «Медицинская герменевтика». Товарная панель при легком искажении. 1988 Зеркало 25х90, банки (5 штук), молокоотсос, плевательница, глазные чашечки. Государственная Третьяковская галерея Группа «Перцы». Слив.1987 Объект. Собрание Музея МАНИ Д.Пригов. Восемь объектов из серии «Банки».1970-2000-е. Консервные банки (жесть), гипс, дерево, картон, бумага, машинописный текст. Собрание семьи автора


Слайд 15

Зал «Мифологии» Раздел «Мифологии» посвящен такому значительному явлению в искусстве начала 1970-х годов, как соц-арт, и его более поздним версиям. Само название нового течения, придуманного художниками Виталием Комаром и Александром Меламидом в 1972 году, намекает на аналогию с американским поп-артом. Используя растиражированный язык советской идеологической пропаганды, художники с помощью концептуальной трансформации превратили его в форму художественного высказывания. Однако в дальнейшем термин соц-арт стал ассоциироваться с несколько иной художественной стратегией. В творчестве Александра Косолапова, Ростислава Лебедева, Бориса Орлова, Леонида Сокова образы советской идеологии утрачивают свое концептуальное значение и превращаются в пластические метафоры. Клишированные образы отечественной культуры в их произведения свободно сочетаются со своими европейскими и американскими аналогами, превращая «перепроизводство идеологии» в синоним масс-культуры. Именно эти художественные приемы и были развиты мастерами более молодого поколения Андреем Филипповым, Николаем Козловым, Дмитрием Врубелем, в творчестве которых работа с устойчивыми советскими мифологемами нередко становится частью более сложной концептуальной или постмодернистской игры. 2. Московская концептуальная школа и ее контекст.


Слайд 16

Зал «Мифологии» 2. Московская концептуальная школа и ее контекст. А.Филиппов. Известь.1987 Холст, смешанная техника. Собрание Е. и В. Семенихина В.Комар. Портрет жены с ребенком.1972 Холст, масло. Часть диптиха. Собрание В.Антончука «Мы представили себе чудака-художника, который находит в наглядной агитации искреннее наслаждение. Мы представили, как этот, в чем-то подобный Козьме Пруткову, персонаж пишет на красном кумаче «идеальные лозунги» и «идеологические цитаты», отождествленные как бы со своими глубоко личными, авторскими чувствами и мыслями. Представили, как он изображает в героических позах официального искусства самого себя, своих детей, жену и родных». Виталий Комар Б.Орлов. Бюст в духе Растреллирасное облако.1982 Дерево, нитроэмаль Собрание Е. и В. Семенихиных


Слайд 17

Зал «Поверхности» В своей статье «Поверхность – свет» Эрик Булатов посвятил разговору о поверхностях целую главу. Для него поверхность мыслиться как неотъемлемая характеристика материального мира. И в этом смысле данная категория становится логической оппозицией «пространству», то есть возможности перехода от тактильного восприятия мира к его аналитическому освоению. В представленных на выставке произведениях Александра Юликова, Светланы Копыстянской, Андрея Ройтера, Сергея Волкова, Надежды Столповской живопись как художественная система не утратила актуальности. Мы можем любоваться богатством фактур, свободой мазка, мастерским использованием различных текстур и новаторством в области технологии живописи и графики, тонкостью колористического решения. Однако было бы неправильно трактовать данные произведения как антитезу московской концептуальной школе. В них присутствует и характерная для эстетики концептуализма интеллектуальная игра, и интерес к слову, знаку, и попытка обнаружения структур. И, что самое главное, от традиционной живописи эти произведения отличает принципиально новое отношение к картине, которая мыслится теперь не как живописная плоскость, но как самостоятельный пространственный объект, провоцирующий зрителя на размышления о природе художественного. 2. Московская концептуальная школа и ее контекст. Н.Столповская. Апельсин.1979 Бумага, смешанная техника. Собрание Ю.Альберта А.Юликов. Белая композиция.1981 Холст, масло. Собрание Ю.Альберта


Слайд 18

Зал « Новая волна» 2. Московская концептуальная школа и ее контекст. Отдельный раздел выставки посвящен так называемому периоду «Новой волны», которая в России ассоциируется с деятельностью групп «Мухомор», СЗ и содружеством галереи АПТАРТ. Хотя визуальная яркость и «карнавальность» искусства этого поколения воспринимается как полная противоположность аскетической строгости концептуализма 70-х годов, деятельность художников «новой волны» может быть рассмотрена как прямое продолжение этой стратегии. Как и мастера 70-х, художники «новой волны» исследуют в своем творчестве «краевые» слои культуры. Только теперь они вводят в оборот высокого интеллектуального искусства дворовую эстетику. На смену структуре, по замечанию Андрея Монастырского, «пришла фактурность». Исследованию теперь подвергаются общественные действия и внутригрупповые отношения, различные формы совместного творчества и даже взаимоотношения автора с собственным произведением. Хулиганская бесшабашность «новой волны» оказывается концептуальным симуляционистским жестом. Экспозиция залов раздела «Новая волна»


Слайд 19

Группа «Мухомор». Треуголка. 1979 Бумага, фломастер, гуашь. Собрание В.Мироненко Группа «Мухомор» (А.Камеский, С.Мироненко, К.Звездочетов, В.Мироненко, С.Гундлах). Фото Г.Кизевальтера 2. Московская концептуальная школа и ее контекст. Зал « Новая волна» Мухоморы живут в лесах, в горах и на лугах. Мухоморы бороздят морские и воздушные просторы. Это смелый и гордый народ. Тела и лица у них красивые, смуглые и бледнолицые. Мухоморы носят одежды красивые и модные, танцуют танцы изящные и зажигательные, акции и перформансы делают умные и загадочные. Группа «Мухомор» Группа «Мухомор» (С.Мироненко). Гитлер капут-мортум. 1983 Оргалит, смешанная техника. Частное собрание


Слайд 20

Группа СЗ. Рекламный плакат СЗ. 1980 Картон, гуашь, золотая краска. Собрание Музея МАНИ Группа СЗ. Фотодокументация акции «Курс самообороны от вещей» (обучение проводит В.Скерсис. 1981-82 Фото из архива В.Захарова Группа СЗ. 4-я выставка (переносная).1984 Фото из архива В.Захарова В.Захаров. Слоники.1981 Одна из 4-х черно-белых фотографий. Собрание Е. и В. Семенихиных 2. Московская концептуальная школа и ее контекст. Зал « Новая волна»


Слайд 21

За два года существования АПТАРТа на его территории и в окрестностях были испытаны и сымитированы в лабораторных условиях в игровой, а порой даже и в пародийной форме почти все виды якобы международной культурной жизни. Например, мы были сами себе не только галеристы, кураторы и критики, но и менеджеры, и рекламисты. То есть вся структура художественной индустрии была смоделирована здесь, как была смоделирована и цепь: художник – галерея – журнал – музей. Константин Звездочетов. Работы Ю.Альберта на выставке «АРТART за забором». Московская область, дер.Тарасовка. 25 сентября 1983 Фото из архива Ю.Альберта В галерее «АРТART». Стоят (слева направо): Л.Резун-Звездочетова, К.Звездочетов, М.Рошаль, А.Филиппов, А.Скворцова, В.Мироненко, Г.Сапгир, неизвестная, Е.Романова, В.Захаров, Т.Блудо, Ю.Альберт, И.Сорокина, С.Мироненко, Н.Алексеев, неизвестный, М.Алькайде. Сидят: А.Монастырский, С.Гундлах, Н.Абалакова, В.Сорокин, А.Жигалов. Фото Г.Кизевальтера Н.Алексеев в галерее «АРТART».1982 Фото Г.Кизевальтера Приглашение на выставку «АРТART в натуре».1983 Картон, фломастер. Собрание Ю.Альберта 2. Московская концептуальная школа и ее контекст. Зал « Новая волна»


Слайд 22

Раздел, завершающий экспозицию, посвящен короткому периоду упоения свободой и ощущением сбывающейся мечты о независимом творчестве – искусству рубежа 80-х – 90-х. Пестрое многоцветие «новой волны» сделало ситуацию в Москве во второй половине 80-х годов похожей на бурлящий котел. Всё жаждало признания и выплескивалось наружу в формах перформансов и выставок. Исторические реалии тех лет, конец советского режима и начало перестройки создали ситуацию смены сознания, в которой рушились старые мифы и творились новые. На волне зарубежного интереса к перестройке и гласности аукционный дом Sotheby’s решил провести в Москве торги, на которых были представлены не только искусство классического авангарда, но и современные художники. Именно на этом аукционе впервые официально и легально была заявлена «стоимость» непонятного «неофициального искусства». Для художников началась совсем другая эпоха. Появившиеся средства, а главное, чувство свободы, охватившее страну на рубеже 80–90-х годов, дали возможность авторам воплощать свои художественные замыслы с «монументальным размахом», не оглядываясь ни на политическую власть, ни на конъюнктуру рынка. Экспозиция зала «Эпоха счастья» Н.Панитков. Секуляризация.1989-2010 Инсталляция. Собственность автора 3. Эпилог. «Эпоха счастья».


Слайд 23

Экспозиция залов раздела «Эпилог. Эпоха счастья» 3. Эпилог. «Эпоха счастья».


Слайд 24

Я думаю, что мое интуитивное понимание акций КД и подтолкнуло меня к созданию инсталляции «Поле действия», где я шизоидно увеличил обычные катушки до размера кабельных, уничтожая тем самым живопись, приводя ее к фактографическому материалу акции КД «10 появлений». Надо сказать, что именно знакомство с практикой КД дало наибольшее количество хороших художников. И это отнюдь не странно. То, что обычно считается отклонением, — это просто, как в морской навигации, склонение стрелки компаса, то есть угловая разница между магнитным и истинным нордом. В этом зазоре, собственно, и существует настоящее искусство. Шизокитай, одним словом. Андрей Филиппов, сентябрь 2010 3. Эпилог. «Эпоха счастья». Андрей Филиппов. Поле действия. 2010 Ч/б фотография, тушь. Собрание Е. и В. Семенихиных Фрагмент инсталляции А.Филлипова «Поле действия» 2010


Слайд 25

Пресса о выставке «Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70-80-е годы ХХ века. «Поле действия» в залах культурного фонда «Екатерина» сделано с искренней любовью кураторов к этому искусству и его художникам, но с точки зрения их идеального зрителя с упомянутым «умом, готовым к анализу» и без назидательного фанатизма. Опираясь на собрание Екатерины и Владимира Семенихиных и коллекцию музея МАНИ, кураторы выстроили логичную, понятную и, главное, притягательную для глаза и легкую по настроению экспозицию. «Ведомости» Выставка «Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст» в Фонде культуры «Екатерина» стала первым экспозиционным исследованием того феномена, который вынесен в ее заглавие. На примере работ Кабакова, Пивоварова, Булатова, Комара и Меламида, Захарова, Звездочетова и десятков других авторов устроители попытались не столько «расшифровать», сколько обозначить место концептуальной эстетики в новейшей истории искусства. «Газета» В столице открылась выставка «Поле действия», на которой показано развитие одного из самых значительных направлений в неофициальном искусстве советского времени – московской концептуальной школы 1970–1980-х годов. То, как художники подтачивали соцреализм, а потом и сами бронзовели в своей значимости – представлено на одной из увлекательнейших экспозиций сезона. «Новые известия» В фонде культуры "Екатерина" открылась выставка "Поле действия. Московская концептуальная школа и ее контекст. 70-80-е годы XX века". Собрание основателей фонда, Екатерины и Владимира Семенихиных, дополнено работами из музея МАНИ (Московского архива нового искусства), галереи "Е.К.АртБюро", музея "Другое искусство", коллекций художников и даже Третьяковки и ГМИИ имени Пушкина. В итоге вышла образцовая музейная выставка «Коммерсант» Мысль, что московский концептуализм — единственное, чем отметилось отечественное искусство в конце ХХ века, — это мысль давняя; но кураторы выставки «Поле действия» ничтоже сумняшеся поделили всю вторую половину ХХ века на протоконцептуалистов, концептуалистов и постконцептуалистов. И в том преуспели: вещи собраны суперские. «Афиша»


×

HTML:





Ссылка: