Экономическая безопасность нефтегазового комплекса России


Презентация изнутри:

Слайд 0

Экономическая безопасность нефтегазового комплекса России Латов Ю.В. (Академия управления МВД России) Если раньше у России было лишь два верных союзника – армия и флот, то теперь нашими верными союзниками остались только нефть и газ. Но, может быть, и на этих союзников россиянам опасно полагаться?


Слайд 1

Современные российские месторождения природного газа оцениваются примерно в 30% мировых запасов (1-е место в мире), месторождения нефти – в 13% (2-е место в мире). Свыше половины добываемой нефти идет на экспорт – в основном на рынки Западной Европы. Нефть и газ стали в 2000-е гг. фундаментом госбюджета России, обеспечивая примерно половину его доходов.


Слайд 2

Потери и риски, связанные с деятельностью организованных преступных групп в сфере нефтегазовой промышленности. Опасность сырьевой специализации как таковой. Угроза истощения или обесценения нефти и газа. Однако российский НГК не только обеспечивает высокие доходы. С ним связаны также высокие угрозы и риски для экономической безопасности России.


Слайд 3

«Беловоротничковая преступность» в НГК Согласно данным Департамента экономической безопасности, топливно-энергетический комплекс постоянно лидирует среди всех других отраслей российской экономики по показателям материального ущерба от преступлений экономической направленности. Ущерб от экономических преступлений в ТЭК в «рекордном» 2005 г. – это примерно 2% российского ВВП. Выявленный ущерб по уголовным делам против отдельных фирм НГК сопоставим с ущербом от экономических преступлений в отдельных отраслях российской экономики, составляя миллиарды рублей.


Слайд 4

Таблица 2 Материальный ущерб от экономической преступности в основных отраслях экономики России, млрд. руб. (по данным ДЭБ России)


Слайд 5

Высокая криминализированность «нефтянки» связана во многом с тем, что НГК сразу же после начала рыночных реформ стал сферой суперкрупного бизнеса. Нефтяная отрасль контролировалась 9-ю вертикально-интегрированными компаниями - государственным ОАО НК «Роснефть», контролируемыми региональными администрациями ОАО «Башнефть» и ОАО «Татнефть», экс-советскими структурами ОАО НК «ЛУКойл» и ОАО «Сургутнефтегаз», а также новыми финансово-промышленными группами ОАО «Сибнефть», ОАО «ТНК-ВР», ОАО НК «Славнефть» и ОАО НК «ЮКОС». На долю этих гигантов приходится более 90% добычи, 85% переработки и 80% экспорта углеводородного сырья.


Слайд 6

Три наиболее типичных метода совершения экономических преступлений в НГК 1. Уклонение от уплаты налогов путем реализации готовой продукции под видом полуфабрикатов. 2. Добыча углеводородного сырья сверх предусмотренных федеральными лицензиями нормативов. 3. Применение вертикально-интегрированными компаниями подставных фирм и внутрикорпоративных (трансфертных) цен для минимизации налогообложения.


Слайд 7

Хищения нефтепродуктов путем «врезок» В 2006 г. было зафиксировано 1.020 преступных посягательств только на нефтепроводы. За первые 6 месяцев 2008 г. органами внутренних дел отслежено 325 фактов преступных посягательств. Раскрываемость этих преступлений ниже 50%. Одни только расходы на ликвидацию каждой криминальной врезки составляют не менее 50 тыс. руб. Основной массив "врезочных" хищений (порядка 80%) дают Приволжский и Южный федеральные округа. В Чеченской республике в начале 2000-х гг., по приблизительным оценкам, при помощи врезок похищали примерно всей 10% добытой нефти. Потери от хищений и плохого состояния систем газораспределения приводят к ежегодным потерям газовиков в Южном федеральном округе порядка 3 млрд. руб. (из них 2,5 млрд. руб. – в Чеченской Республике).


Слайд 8

«Нефтяной терроризм» В 1998 г. в Чечне было добыто около 846 тыс. т нефти, но заводским способом переработано лишь 230 тыс., остальное разворовано из нефтепроводов и прямо из скважин, а затем либо сразу продано за пределами Чечни в сыром виде, либо переработано на частных мини-заводах. В 1999 г. таких мини-заводов насчитывалось свыше тысячи. Пока «нефтяной терроризм» в России ограничивается Северным Кавказом, где многократно взрывали нефте- и газопроводы, обстреливали нефтеперерабатывающие предприятия. Попытки организовать теракты на объектах НГК уже зафиксированы в Поволжье и в Татарстане.


Слайд 9

Российская мутация «голландской болезни» Даже если нефтегазовой индустрии не угрожают ни криминалитет, ни терроризм, все равно экономике страны, специализирующейся на добыче/экспорте углеводородов, угрожает высокая опасность. Парадокс в том, что опасность национальной экономике несет слишком успешное развитие НГК. 1. Нефтегазовая индустрия и непосредственно обслуживающие ее отрасли оттягивают на себя инвестиции, уменьшая капитальные вложения в другие, более высокотехнологические отрасли. 2. Обилие сырьевых природных ресурсов препятствует реформированию экономики, отбивая стимулы к реформам у руководителей государства.


Слайд 10

Рис. 1. Динамика мировых цен на сырую нефть в 1970–1980-е, долл. за баррель. Составлено по: Гайдар Е.Т. Долгое время. Россия в мире: очерки экономической истории. М., 2005. С. 342.


Слайд 11

Рис. 2. Динамика мировых цен на сырую нефть в 1990–2000-е, долл. за баррель. Источник: http://www.opec.org/home/basket.aspx.


Слайд 12

Таблица 3 Природные ресурсы, экономический рост и защита прав собственности в постсоциалистических странах, 1990-е гг. (по К. Хофф, Д. Стиглицу)


Слайд 13


Слайд 14


Слайд 15

Обратную зависимость институциональной модернизации от богатства природными ресурсами К. Хофф и Дж. Стиглиц объясняют низким спросом на "власть закона" в условиях высокой доли сырьевого экспорта. Объяснение американских экономистов можно дополнить влиянием обильных доходов от сырьевого экспорта на низкое предложение институциональных реформ со стороны государства.


Слайд 16

Конец (нефтяной) истории? В России нефть окончится в 2020-2030-е гг., в мире в целом – примерно к 2050-м гг. Российские и мировые запасы газа подойдут к концу почти одновременно и за пределами жизни современного поколения, где-то к концу XXI века. Сложившаяся в постсоветской России 2000-х гг. экономическая модель, базирующаяся на рентоискательстве, начнет качественно меняться уже в следующем десятилетии. Ведь оставшуюся нефть придется добывать со все большими затратами – как чисто экономическими, так и геополитическими.


Слайд 17

Самой страшной угрозой для экономической безопасности России является даже не исчерпание углеводородов, а возможность открытия новых источников энергии. Рис. 3. Динамика структуры мирового энергопотребления Источник:http://www.mnforsustain.org/pop_population_and_energy_zable.g.htm.


Слайд 18

Перед современной человеческой цивилизацией лежат два пути Если до истощения углеводородов не удастся найти новых источников энергии, то мировая экономика отчасти вернется к использованию каменного угля (его запасов хватит не на одно столетие), отчасти начнет наращивать ядерную энергетику. Этот вариант развития благоприятен для России. Если же до истощения углеводородов удастся обнаружить принципиально новые источники энергии, основанные на высоких технологиях, то развитые страны вообще потеряют интерес к топливоэкспортирующим странам полупериферии. Цены на нефть и газ сильно снизятся. Специализирующиеся на их экспорте страны лишатся даже статуса сырьевого придатка. Этот вариант развития для современной России – «государства, построенного на нефти» – несет катастрофу.


Слайд 19

Спасибо за внимание!


×

HTML:





Ссылка: