'

Тайна поэтического слова А. С. Пушкина

Понравилась презентация – покажи это...





Слайд 0

Тайна поэтического слова А. С. Пушкина на примере стихотворений «Пророк», «Анчар»


Слайд 1

Слова русского языка приобретают в стихах, благодаря их организации, новый, более глубокий и широкий смысл.


Слайд 2

Великое произведение — это произведение пророческое, говорящее о Вечных истинах.


Слайд 3

Глаголом жги сердца людей! Восстань, пророк, и виждь, и внемли.


Слайд 4

Не случайно Пушкин обратился к образу пророка. В Библии пророк — это провозвестник воли Бога, указывающий людям путь, возвещающий им истинное назначение человека. Это провидец, которому открыта высшая мудрость. Серафим — тоже образ, взятый из Библии, это высший ангел, посланник Бога, на иконах он изображался с шестью крыльями.


Слайд 5

«ПРОРОК» Духовной жаждою томим, В пустыне мрачной я влачился, И шестикрылый серафим На перепутье мне явился. Перстами легкими как сон Моих зениц коснулся он. Отверзлись вещие зеницы, Как у испуганной орлицы. Моих ушей коснулся он, — И их наполнил шум и звон: И внял я неба содроганье, И горний ангелов полет, И гад морских подводный ход, И дольней лозы прозябанъе. И он к устам моим приник, И вырвал грешный мой язык, И празднословный и лукавый, И жало мудрыя змеи В уста замершие мои Вложил десницею кровавой. И он мне грудь рассек мечом, И сердце трепетное вынул, И угль, пылающий огнем, Во грудь отверстую водвинул. Как труп в пустыне я лежал, И Бога глас ко мне воззвал: «Восстань, пророк, и виждъ, и внемли, Исполнись волею моей, И, обходя моря и земли, Глаголом жги сердца людей».


Слайд 6


Слайд 7

В стихотворении Пушкина «Анчар» нарисован образ древа смерти. Анчар — тропическое южноазиатское ядовитое дерево из семьи тутовых. В стихотворении же анчар — нечто совершенно особенное, исключительное, это выражено с помощью гиперболы: анчар... стоит один во всей вселенной. Поэт использует слова, несущие отрицательную эмоциональную окраску.


Слайд 8

«АНЧАР» В пустыне чахлой и скупой, На почве, зноем раскаленной, Анчар, как грозный часовой, Стоит — один во всей вселенной. Природа жаждущих степей Его в день гнева породила, И зелень мертвую ветвей И корни ядом напоила. Яд каплет сквозь его кору, К полудню растопясь от зною, И застывает ввечеру Густой прозрачною смолою. К нему и птица не летит, И тигр нейдет: лишь вихорь черный На древо смерти набежит — И мчится прочь, уже тлетворный. И если туча оросит, Блуждая, лист его дремучий, С его ветвей, уж ядовит, Стекает дождь в песок горючий. К соседям в чуждые пределы. Но человека человек Послал к анчару властным взглядом, И тот послушно в путь потек И к утру возвратился с ядом. Принес он смертную смолу Да ветвь с увядшими листами, И пот по бледному челу Струился хладными ручьями; Принес — и ослабел и лег Под сводом шалаша на лыки, И умер бедный раб у ног Непобедимого владыки. А царь тем ядом напитал Свои послушливые стрелы И с ними гибель разослал К соседям в чуждые пределы.


Слайд 9


Слайд 10

«Кто-то сказал, что всякую хорошую литературу ведет тоска по хорошему человеку. Литература должна подвигать к доброму размышлению и созиданию, а рождается она, наверное, тогда, когда человек видит и хочет сказать, что человечество может жить гораздо лучше. К примеру, из века в век люди жалуются на бедность. Редко на духовную. Чаще не хватает «злата», а ведь человеку нужно очень мало: хлеб да вода. Но понять это мудрости не хватает. Хотя еще Христос учил: «Живите, как птицы Божий». Хорошая литература сродни религии. Что такое религия? Это попытка заставить человека задуматься над смыслом своего существования и над тем, что он должен прожить свою короткую жизнь пристойно» (Б.П. Екимов)


Слайд 11


×

HTML:





Ссылка: