'

Идейно-эстетические искания в русской поэзии ХХ века.

Понравилась презентация – покажи это...





Слайд 0

Идейно-эстетические искания в русской поэзии ХХ века. Учитель русского языка ГОУ СОШ №980 Терешкова Л.М. Имеет высшее педагогическое образование. Закончила Калужский государственный педагогический институт им. К.Э. Циолковского, 1983г. Учитель высшей квалификационной категории. Награждена: медалью “В ПАМЯТЬ 850 – ЛЕТИЯ МОСКВЫ”, 1997 г. грамотой правительства Москвы департамента образования города Москвы, 2004 г. нагрудным знаком ”Почётный работник общего образования Российской Федерации”, 2004 г, «Заслуженный учитель РФ» . В школе №980 работает с основания (23 года) Педагогический стаж 28 лет.


Слайд 1

Идейно-эстетические искания в русской поэзии начала XX века XX века — особый период в русской истории, время сложных духовных исканий и социальных катаклизмов. Острое ощущение писателя­ми кризисного характера эпохи определило пафос русской литературы вообще, пафос поэзии в частности. Картина поэтического развития эпохи была крайне сложной и пестрой. Перед каждым художником вставал вопрос о роли искусства в жизни, его связях с миром и человеком. Но ответы на эти вопросы были разными, в зависимости от мировоззренческих и эстетических позиций писателей. В русской поэзии серебряного века отчетливо обозначились два направления : реалистическое и модернистское. Каждое из них включает в себя по нескольку поэтических течений. В поэзии реалистической обычно выделяют три основных течения. Поэзия критического реализма (И. Бунин, Скиталец, А. Лукьянов, А. Черемнов и другие). В их творчестве на­ходит отражение богатый и сложный окружающий мир: природа, быт и бытие человека, настроения человеческой души, любовь, дружба и т. п. Ярким представителем этого течения является Бунин, о котором говорилось выше. Пролетарская поэзия, судьба которой тесно связана с развитием революционного рабочего движения. Вырос­шая из недр рабочего класса, она выражала его мировоз­зрение, воспевала самоотверженную борьбу за победу демократии и идей социализма. Пролетарские поэты писали не только о тяжелом труде и скорбной доле рабочего человека, о его бесправии, но и о его борьбе, выражали уверенность в лучшее будущее. Подобные идеи и мотивы опеделяли пафос творчества многих пролетар­ских поэтов: Ф. Шкулева («Мы кузнецы, и дух наш мо­лод...»), Леонида Радина («Смело, товарищи, в ногу»), Егора Нечаева («Маяк»), Глеба Кржижановского («Варшавянка», «Беснуйтесь, тираны»), Александра Богданова («Песня пролетариев»), Д. Бедного («Лена», «Лапоть и сапог», «Баталисты»), Алексея Гмырева («Буря»), Павла Арского («Царь испугался...», «Закон дружины») и других. Эта поэзия была остротенденциозной, во многом публи­цистической, твердо стояла на позициях революционного искусства, была обращена к борющемуся пролетариату.


Слайд 2

Третьим течением в реалистической поэзии была ново­крестьянская поэзия. Она представлена группой поэтов, выходцев из крестьянской среды. Лейтмотивом их твор­чества стала жизнь деревни, русского крестьянина, родной природы. В 1903—1905 гг. крестьянские поэты объединились в литературно-музыкальный кружок имени Сурикова. Кружок издавал альманахи и сборники. Видную роль в нем играли поэты Сергей Дрожжин, Максим Леонов (Горемыка), Деев-Хомяковский и другие. „ В предреволюционное десятилетие в литературу входит новое поколение поэтов из крестьянской среды — Сер­гей Клычков, Н. Клюев, А. Ширяевец, П. Орешин. В 1916 г. выходит 1 -й сборник стихов молодого поэта С. Есенина. Эта поэтическая молодежь была встречена критикой как посланцы в литературу современной русской деревни, выразители ее поэтического самосознания. Твор­ческие почерки у всех поэтов были разными, но их объеди­няло чувство любви к родине, родной природе, поэтизация духовного мира и жизни сельского труженика. Это были поэты с новым мироощущением. Если до них в крестьян­ской поэзии преобладали скорбь и грусть по поводу тя­желой жизни самого многочисленного класса России, то новокрестьянские поэты с гордостью заявляли о своем крестьянском происхождении и старались запечатлеть >лучшие национальные черты русского крестьянства, его труд, быт и верования, богатый склад души. Начало новокрестьянской поэзии в русской литературе XX века положил Николай Алексеевич Клюев (1884— 1937). Уроженец северной России, выходец из семьи старообрядцев, Клюев с гордостью называл себя потом­ком неистового Аввакума, поэтому в его стихах не было ни униженности, ни покорности, ни смирения. Первая же книга поэта «Сосен перезвон» (1911) стала заметным яв­лением в поэзии тех лет. В ней четко- обозначились отличительные черты его творчества — активное исполь­зование образов, тем и поэтических приемов песенного устного народного творчества, бунтарские мотивы, связан­ные с идеей религиозной жертвенности: Я надену черную рубаху И вослед за мутным фонарем По камням двора пойду на плаху С молчаливо-ласковым лицом. В своих произведениях Клюев поэтизирует трудолюбие и религиозно-нравственные основы русского крестьянского характера, его «освежительную» силу, обусловленную неразрывной связью крестьянина с природой, со всем окружающим его миром:


Слайд 3

Вскормили нас ущелий недра, Вспоил дождями небосклон, Мы валуны, седые кедры, Лесных ключей и сосен звон. Подобные мысли звучат и в последующих стихотвор­ных сборниках Клюева «Братские песни» (1912), «Лес­ные были» (1913), в которых появляется еще один су­щественный мотив его творчества: поэтизация крестьян­ского быта. Образ избы является у Клюева не только символом надежности и созидательное™ крестьянской жизни, но и центром его поэтического мира. Вот почему строительство деревенского дома в стихотворении «Избу строят» (1915), уподобляется поэтом акту высокого художественного творения: Тепел паз, захватисты кокоры, Крутолоб тесовый шеломок. Будут рябью писаны подзоры И лудянкой выпестрен конек. По стене, как зернь, пойдут зарубки: Сукрест, лапки, крапица, рядки, Чтоб избе-молодке в красной шубке Явь и сон мерещились — легки. Большое место в поэзии Клюева уделено родной север­ной природе. Но он не только живописует картины при­роды. С неистовой аввакумовской страстью он обличает тех, кто рожден с холодным сердцем и равнодушен к красоте окружающего мира: В хвойный ладан дохнул папироской И плевком незабудку обжег. Зарябило слезинками плесо, Сединою заиндевел мох.


Слайд 4

Заломила черемуха руки, К норке путает след горностай... Сын железа и каменной скуки Попирает берестяный край. Бездушное отношение к природе, разрыв животвор­ных связей с нею рассматривается Клюевым, как и дру­гими новокрестьянскими поэтами, как основной признак духовного оскудения человека. Октябрьскую революцию Клюев приветствовал. На пер­вых порах поэт верил, что она приведет Россию к мужиц­кому раю. Однако дальнейшие события, связанные прежде всего с оскудением крестьянской жизни, заставили его усомниться в этом. Наперекор атеистической пропаганде Клюев в своих стихотворениях и поэмах «Мать-суббота», «Заозерье», «Деревня» не уставал писать о религиозной основе русского бытия, славил дорогую его сердцу деревню с многовековыми привычками, традициями и обычаями, ныне разрушаемыми безжалостной рукой «неистовых революционеров». Неудивительно, что Клюев был объявлен «кулацким поэтом» и оказался одной из первых жертв репрессий 30-х годов, В 1934 году он был арестован и выслан в Сибирь, а в 1937 году расстрелян в г. Томске. Такая же участь постигла и другого поэта этой плеяды — Сергея Антоновича Клычкова (1889—1937), для которого тоже характерна широкая опора на фоль­клор. Многие стихотворения С. Клычкова напоминают произведения календарно-обрядовой поэзии и представ­ляют собой обработку славянских мифов и легенд о Ладе, языческой богине весны и плодородия, а также о сестре ее Купаве (сб. «Кольцо Лады», 1913). Поэтизация сель­ской природы, труда крестьянина, народных празд­неств — наиболее характерная черта поэзии С. Клычкова. В стихотворениях поэта 20—30-х годов появляются драматические мотивы, связанные с процессом раскресть­янивания деревни. С грустью пишет Клычков о том, что Заря поля окровенила, И не узнать родимых мест: Село сгорело, у дороги Стоят пеньки, и, как убогий, Ветряк протягивает шест.


Слайд 5

Подобные мотивы окрасили многие стихотворения поэта, вошедшие в его последний сборник «В гостях у журавлей» (1930). В июле 1937 года С. А. Клычков был арестован и вскоре расстрелян. Петр Васильевич Орешин (1887—1938) начинал свой творческий путь в годы 1-й мировой войны, поэтому мно­гие его стихотворения, наряду с изображением быта и труда крестьянина, богатого мира сельской природы (сб. «Зарево», 1918) проникнуты драматическим настрое­нием. В своих произведениях Орешин передает глубину народной трагедии, вызванную событиями войны: ' Тятька вернулся на зорьке Весело будет в избе. Будет с усмешкою горькой Он говорить о себе. Выставит ногу, обрубок, Жаркому дню напоказ. В хате березовой любо Слушать диковинный сказ. Будет охотно дивиться Жутким рассказам народ. Только жены белолицей Грусти никто не поймет! Как и другие крестьянские поэты, П. Орешин был репрессирован и расстрелян в марте 1938 года.Для А. Ширяевца (Александр Васильевич Абрамов, 1881 — 1924), как и для Н. Клюева, был характерен ин­терес к старине, его влекут к себе «старинных слов узорные ларцы». Ширяевец охотно обрабатывал мотивы народных песен: хороводных, разбойничьих, тюремных (стихотворения «Пал туман», «Ванька-ключник», «Мете­лица», «Троица» и др.), внося в них характерную для всей своей поэзии любовь к раздолью, воле, удали: Ой, тесна мне келья темная, Рвется сердце на простор!


Слайд 6

С этой целью поэт обращается к разинской теме, к теме героического прошлого родины. Он умеет видеть связь настоящего с прошлым, его родное село Ширяево и люби­мая Волга поют «про бывалое», но в далекой были слы­шится та же любовь к простору и свободе. Крупнейшим поэтом этой плеяды проявил себя с первыхже шагов своего творческого пути С. А. Есенин. Поэти­ческий горизонт Есенина был неизмеримо большим, чем у названных поэтов. Крестьянская тема в его твор­честве сразу же обрела философскую глубину и высоту, превратившись в тему России, национальных судеб рус­ского народа. Еще более разнородным и в силу этого недостаточно изученным было другое крупное направление — модер­низм. Совсем недавно его именовали термином «декаданс», тем самым давая ему резко негативную оценку и ставя между этими понятиями знак равенства. Между тем де­каданс и модернизм — явления отнюдь не идентичные. Декаданс — это, с одной стороны, поэтизация пес­симизма, отчаяния, душевной усталости, культа смерти, в том числе и насильственной, а с другой — безудержный гедонизм, рафинированная утонченность, эгоизм и эго­центризм. Позиция авторов подобных произведений — фактическое опровержение всех десяти заповедей христи­анства, пренебрежение сокровенным замыслом Творца о смысле жизни. Декадентство — не литературное направ­ление и не категория стиля, это определенный взгляд на мир и отношение к человеку, проявляющиеся в содер­жании художественного произведения. Модернизм же — направление в искусстве, характери­зующееся поисками новых приемов и способов худо­жественного письма, эстетическими устремлениями ху­дожников нереалистического типа творчества к обновлению и обогащению изобразительно-выразительных средств или всей художественной системы в целом. В этом его непреходящая ценность и заслуга. На рубеже XIX и XX столетий в духовной жизни России возникла особая атмосфера, которую с полным правом называют ныне философско-эстетическим Ре­нессансом. Усилиями русских мыслителей В. Соловьева, П. Флоренского, Н. Бердяева, С. Булгакова, Н. Лосского, С. Франка, Л. Карсавина, П. Сорокина, И. Ильина и др. философская мысль обогатилась многими новыми пред­ставлениями и понятиями. В их работах ставятся вопросы духа, религии, человека и космоса, культуры и ее места в обществе и многие другие.


Слайд 7

В умах и думах русской интеллигенции происходит возврат к идеализму, к рели­гиозным и метафизическим ценностям, которые были упразднены позитивизмом и материализмом второй половины XIX века. На этих взглядах и базировались поэтические течения, которые принято называть модернистскими. Художественная литература пришла в тесное соприкосно­вение с философией, происходил поцесс их тесного взаим­ного обогащения. В. Соловьев,В. Иванов, А. Белый, Д. Ме­режковский были не только художниками слова, но и фи­лософами. Обращенность к религиозным проблемам окра­сила их произведения — как художественные, так и теоре­тические — особым образом: они верили в пересоздание мира и человека на почве религиозно-духовных начал. Они считали, что верным путем к такому преображению может явиться творчество как деяние религиозное. Эти взгляды своеобразно преломились в теоретических манифестах и творческой практике поэтов-модернистов. Задачу искусства они видели «в наглядном уяснении глубин духа. Искусство должно учить видеть вечное»,— писал, например, А. Белый в статье «Символизм как миропо­нимание». Для представителей этого направления была характерна известная отстраненность от социальной жизни и пробле­матики, индетерминистская концепция человека, скепти­ческое отношение к разуму. Основным критерием призна­вался внутренний душевный опыт, неуловимые ощущения и мистические прозрения, уход «в миры иные», мечта о них. Стремясь воздействовать не на разум, а почти исключительно на чувства читателя, они придавали форме главенствующее значение. И многие из них достигли в области формотворчества высочайшего мастерства. Пройдя сквозь искус декадентства, многие из поэтов-модернистов обрели в итоге устойчивое мироощущение, связанное с утверждением красоты и гармонии как абсо­лютных, универсальных начал жизни. Раздвоение личности, вызванное противоречиями между «я» художника и окру­жающим миром, душевные метания в поисках идеала сменяются у них стремлением творить во имя блага и красоты, верой в то, что красота может и должна привести к кардинальному преображению человека. «В красоте,— писал В. Соловьев,— мы встречаемся с чем-то, безусловно ценным... что самим существованием своим радует и удов­летворяет нашу душу». Поэтизация красоты шла в поэтической практике русского модернизма в двух аспектах. Первый из них связан с изображением жизни далеких эпох, древних культур, природы и быта экзотических стран, с опорой на опыт мирового искусства. С наибольшей отчетливостью


Слайд 8

эта тенденция проявила себя в творчестве В. Брюсова и Н. Гумилева. Второй аспект поисков и поэтизации красоты как спасительного начала связан со стремлением увидеть прекрасное вокруг себя в неброских картинах родной природы, национального быта. В первую очередь это характерно для поэзии К. Бальмонта, чья импрес­сионистическая живопись изменчивых, трепетных состоя­ний природы достигала порою вершин виртуозности. Модернизм включает в себя три основных течения: символизм, акмеизм и футуризм.


Слайд 9

Реалистическое направление в русской поэзии. 1.Поэзия критического реализма. 2.Пролетарская поэзия. 3.Новокрестьянская поэзия.


Слайд 10


Слайд 11

Модернизм включает в себя три основных течения: символизм, акмеизм и футуризм. Модернизм-направление в искусстве, характеризующееся поисками новых приемов и способов художественного письма , эстетическими устремлениями художников нереалистического типа творчества к обновлению и обогащению изобразительно-выразительных средств или всей системы в целом. Предпосылки возникновения модернизма


Слайд 12


Слайд 13

Модернизм. 1. Символизм. 2. Акмеизм. 3. Футуризм.


Слайд 14

Модернизм-направление в искусстве, характеризующееся поисками новых приемов и способов художественного письма , эстетическими устремлениями художников нереалистического типа творчества к обновлению и обогащению изобразительно-выразительных средств или всей системы в целом.


Слайд 15

Символизм. Основные принципы художественного изображения : мистическое содержание, символичность образов, расширение художественной впечатлительности, т. е. импрессионизм.


Слайд 16

Старшие символисты(декаденты) 1.Основа эстетики- философская мысль о непознаваемости мира и его враждебности человеку. 2.Представители:Д.Мережковский, Н.Минский, Ф.Сологуб, З.Гиппиус, В.Брюсов и другие.


Слайд 17

Творчество Зинаиды Николаевны Гиппиус (1869—1945) творчество Зинаиды Николаевны Гиппиус (1869—1945), за которой в начале ее творческого пути прочно закрепился титул «декадентская мадонна». Амплитуда ее творчества очевидна. С одной стороны — это поэзия пессимистических предчувствий, одиночества, ожидания смерти, утверждения: «убитый ястреб — душа моя», душевного разлада человека, иссушенного собствен­ным безверием, ищущего во всем абсолюта, но так и не склонившегося к окончательному нравственному выбору: «Не ведаю, восстать иль покориться,//Нет смелости ни умереть, ни жить» («Бессилие»). А с другой — серьезные и глубокие раздумья о жизни, о своем поколении, о людях героического склада, проникновенная тревога о судьбе России и вера в ее воскресение. Вот стихотворение 1904 года «Только о себе»: Мы робкие — во власти всех мгновений. Мы,— гордые,— рабы самих себя Мы веруем,— стыдясь своих прозрений, И любим мы,— как будто не любя... Мы думаем, что новый храм построим Для новой, нам обещанной земли... Но каждый дорожит своим покоем И одиночеством в своей щели.


Слайд 18

Здесь в проблематике, в эмоциях ощутима перекличка с Лермонтовым, и прежде всего с теми его мотивами, которые выражены в стихотворении «Печально я гляжу на наше поколенье». Осуждая современников, 3. Гиппиус обращает свой взор на героический пример отцов. Мысль ее устремля­ется к духовному опыту декабристов: Ужель прошло — и нет возврата? В морозный день, в заветный час, Они, на площади Сената, Тогда сошлися в первый раз... Своею молодой любовью Их подвиг режуще-остер, Но был погашен их же кровью Освободительный костер... Уже эти два стихотворения — свидетельство того, что поэзия Гиппиус является частью отечественной культуры и средством выражения духовной реальности, в центре которой — Россия. Лучшие стихотворения поэтессы проникнуты пафосом утверждения моральной ответственности каждого человека за все происходящее в окружающей жизни. К мыслям о любви Гиппиус постоянно возвращается и в своих прозаических произведениях: в романе «Мемуары Мартынова», повести «Перламутровая трость», сборнике рассказов «Небесные слова», герои которых мучаются трагическими сомнениями о возможности полюбить, о раздвоенности духа и тела, которые сольются лишь в ином, сверхчувственном мире. Как и прежде, в ее позднем творчестве немало мистических предчувствий и пережи­ваний. Но при всем том — это лирика мастера, страстно влюбленного в слово, умевшего создавать гармонию стиха.


Слайд 19

Младосимволисты.(теурги) 1.Видели путь спасения человечества в приобщении к религии через эстетическую сферу. 2.Представители:А.Белый,А.Блок,Вяч.Иванов,И.Анненский,С.Соловьев,М.Волошин и другие.


Слайд 20

Акмеизм. 1.Выступали за изображение земного, предметного мира.Основной принцип эстетики акмеизма- принцип эстетского любования «мелочами». 2.Представители:Н.Гумилев,Б.Садовский,М.Кузьмин,В.Ходасевич,О.Мандельштам,С.Городецкий.А.Ахматова и другие.


Слайд 21

Творчество Сергея Городецкого (1884-1967) под знаком сближения с символизмом, когда он в 1906 году выступил с чтением своих стихотворений на квартире у Вяч. Иванова перед мэтрами А Блоком, В. Брюсовым, М. Волошиным. О нем заговорили как о поэте первой величины. Вышедшие вскоре поэтические сборники Горо­децкого «Ярь» (1906) и «Перун» (1907) были восприняты как важнейшее литературное событие. А. Блок однажды остроумно заметил, что о «Яри» исписано критиками бу­маги в десять раз больше, чем потребовал сам этот сборник. Особое внимание читателей и критики вызвали помещен­ные в сборниках стихотворения Городецкого о древней языческой Руси, ; созданные им в результате поездок в 1904—1905 годах в Псковскую губернию и вниматель­ного изучения книги А. Н. Афанасьева «Поэтические воззрения славян на природу». Как отмечал еще В. Брюсов, «господствующий пафос «Яри» — переживания первобытного человека, души, еще близкой к стихиям природы»9. Эмоционально приподня­тые, декоративно-яркие стихотворения Городецкого о древнеславянских богах Перуне, Яриле, о леших, русалках, водяных были сродни полотнам Н. Рериха и скульптуре раннего С. Коненкова. Яркая индивидуальность тем, бо­гатство словаря, вобравшего в себя и «высокую» лексику, и разговорную речь, и диалектизмы, многообразие рит­мического рисунка — все это несомненные достоинства стихотворений поэта, Городецкий замечает мельчайшие детали в воссозда­ваемом им мире: запутавшиеся в волосах героини репьи, «зелену у окна бахрому//Одичавшей от счастья листвы», свежий след на росистой траве и т. п. Он экспериментиро­вал со свободным разноударным стихом, широко использо­вал корневые аллитерации («и лунный рассыпался лик»), древнерусские грамматические формы: «яри меня», «при-скаче», «очима» и др.


Слайд 22

Молодой поэт прекрасно владел ассонансами и аллите­рациями, народными частушечными ритмами, магией му­зыки слова. Стремясь обновить стихотворную форму, Городецкий много работал не только над звуковой, но и над цветовой инструментовкой стиха. В качестве примера сошлемся хотя бы на стихотворение «Весна (Монастыр­ская)»: Звоны-стоны, перезвоны, Звоны-вздохи, звоны-сны. Высоки крутые склоны, Крутосклоны зелены. Стены выбелены бело: Мать игуменья велела! У ворот монастыря Плачет дочка звонаря: «Ах ты, поле, моя воля, Ах, дорога дорога! Ах, мосток у чиста поля, Свечка Чиста четверга/»... Нарядный, мелодичный стих Городецкого задорно со­перничал с песнями К. Бальмонта и с «поэзами» И. Северянина. С 1958 года С. Городецкий каждое лето живет в г. Обнинске, в небольшой бревенчатой избе, напротив известной дачи Кончаловского. Здесь он создает свои последние стихотворения: «Соловушко», посвященное крестьянке с. Доброе Калужской обл. О. И. Маховой, «Растет наш город молодой» — об Обнинске, «Внезапная весна», «Фиалка», «Прощание с избой» и другие, напол­ненные раздумьями о жизни, о красоте природы, о твор­честве. В Обнинске 7 июня 1967 года в возрасте 83 лет С. М. Городецкий скончался. Похоронен в Москве.


Слайд 23

Футуризм. 1.Эгофутуристы. 2.Кубофутуристы.


Слайд 24

Эгофутуристы. 1.Теоретические основы- интуиция и эгоизм. 2.Представители:И.Северянин,Г.Иванов,К.Фофанов,С.Петров.


Слайд 25

Кубофутуристы. 1.Основа течения- предчувствие и ожидание социальных потрясений. Эстетическая декларация- мечта о создании сверхискусства, способного преобразить мир. 2.Представители:В.Маяковский,Д.Бурлюк,А.Крученых,В.Хлебников и другие.


Слайд 26

Творчество Велемира (Виктора Владимировича) Хлебникова (1885-1922). Его опыты в области стиха, языковое творчество, упор­ное стремление обновить слово, вывести из него целые ряды родственных значений и звучаний оказали позитивное воздействие на развитие отечественного стихосложения. Хлебников принципиально называл себя не футуристом, а «будетлянином». Этим термином, с его подчеркнуто славянским обликом, он как бы давал понять, что худо­жественное новаторство должно опираться не на отрица­ние, а, напротив, на творческое развитие национальных традиций, на возрождение древнейших истоков русской культуры. Поэт-«заумник», постоянно нарушавший в своих про­изведениях привычные логические и словесные связи, тяготевший к созданию разветвленной цепи неологизмов (например, в стихотворении «Любхо» он образовал от осно­вы глагола «любить» 400 новых слов), В. Хлебников был в то же время и поэтом-мыслителем, для которого свойственны напряженные раздумья о судьбах человека и вселенной. Он мечтал о восстановлении утрачиваемой гар­монии человека с природой, призывал учиться высшей мудрости у зверей, птиц и растений. В поэме в прозе «Зверинец» (1909) он полемически утверждает, что «взгляд зверя больше значит,//Чем горы прочтенных книг». Хлебникова тревожила нарастающая власть техники над человеком, превращающимся в раба технического прогресса. В фантастической поэме «Журавль» (1909) он повествует о том, как происходит «восстание вещей» и над людьми берет власть чудовищный журавль, возник­ший из огромного подъемного крана. К нему слетаются дома, фабричные трубы, чугунные решетки, мертвецы с кладбищ, и «жизнь уступила власть союзу трупа и вещи». С близким кругом мыслей мы сталкиваемся и в поэмах «Змей поезда» (1910) и «Бунт жаб» (1914). В первой из них жертвой поезда-змеи оказываются пожираемые им люди, а во второй — гибнущие под колесами локомотива жабы и лягушки. Техника выступает в этих произведениях в роли губительной силы, враждебной всему живому. Не избегая в своем творчестве современных тем и проблем, Хлебников одновременно пристально обращался к прошлому. Современность для него — лишь отрезок в нескончаемом потоке времени, которое в своем движении устремлено и в будущее, и в прошлое. Прием «сдвига» во времени лежит в основе целого ряда фантастических


Слайд 27

произведений поэта. В поэме «Внучка Малуши» (1908), например, внучка киевского князя Владимира встречается с петербургскими курсистками, а в поэме «Шаман и Венера» римская Венера попадает по воле автора в жилище сибир­ского , шамана. Противопоставляя современной ему безду­ховной действительности культуру прошлого, Хлебников поэтизирует людей, которые и в современных условиях сохраняют свою «естественность», первобытную чистоту и красоту чувств («Охотник Уса-Гали»). Как страшное преступление против человечности Хлеб­ников воспринял первую мировую войну. В его поэмах «Война в мышеловке» и «Невольничий берег» скорбь о жерт­вах войны сочетается с. ненавистью к тем, кто на ней наживается. В стихотворениях «Вой на-смерть», «Где волк восклик­нул кровью...», «Девы и юноши, вспомните...» и других поэт пишет о том, что война повсеместно сеет горе и смерть, что обесценивается самое дорогое — человеческая жизнь. («Правда, что юноши стали дешевле?//Дешевле земли, бочки воды и телеги углей?»). Подчеркивая бесчеловеч­ность мировой бойни, он создает гротескный образ «войны-Великанши», которая «волосы чешет свои об трупья». Поэт-гуманист обращается в своих произведениях к совести и сознанию людей всей планеты, призывая их одуматься и прекратить братоубийственное кровопролитие. В последние годы жизни поэзия В. Хлебникова обогащается новыми красками, становится емкой и много­гранной, пронизана стремлением ее создателя понять смысл происходящих в стране событий: Свобода приходит нагая, Бросая на сердце цветы, И мы, с нею в ногу шагая, Беседуем с небом на ты. («Свобода приходит нагая™») Этот творческий взлет был 28 июня 1922 года прерван безвременной смертью поэта.


×

HTML:





Ссылка: