'

Балтийский макрорегион: в чем секрет конкурентных преимуществ?

Понравилась презентация – покажи это...





Слайд 0

Балтийский макрорегион: в чем секрет конкурентных преимуществ? Наталия Смородинская Институт экономики РАН smorodinskaya@inecon.ru Круглый стол “Балтийский регион как модель устойчивого и эффективного международного развития и модернизации” “Проблемы и перспективы социально-экономического развития приграничных регионов: опыт Северо-Запада России и ближайших соседей” Калининград, БФУ им. И. Канта, 25-26 окт. 2012 Гайдаровские чтения


Слайд 1

Балтийский макрорегион (территории 11 стран, 2,5 % мирового ВВП) уже 20 лет развивается по особой, скандинавской экономической модели. В итоге, несмотря на небольшие размеры входящих сюда экономикк, он оказался хорошо подготовлен к глобальной нестабильности - лучше чем EC-15 и почти на уровне мощной Северной Америки State of the Region Report -2012 Регион быстро восстановился после 1-й волны кризиса , рос быстрее других ареалов (темпы выше 3% в 2010-2011 гг.) и внутренне достаточно устойчив перед ударами 2-й волны


Слайд 2

Регион работает на экспорт и поэтому страдает от падения мирового спроса. Но по динамизму внутреннего спроса, отражающего качество роста, он превосходит и весь ЕС, и всю совокупность развитых стран Частный Государственный Экспорт Импорт Динамика ВВП по факторам спроса: 2011 г. и оценка за 2012 г. Источник: данные Еврокомиссии


Слайд 3

Благодаря скандинавской модели Балтийский макрорегион сохраняет высокие рейтинги глобальной конкурентоспособности (БМР интегрально среди 142 стран мира, 2012 г., расчеты C. Ketels по данным GCI) Неоднородность GCI: Скандинавия: 3 (SE) -16 (NO), Балтия: 33 (EE) - 64 (LT), Россия – 66  Скандинавская модель соответствует посткризисной модели 21 века: Финансовая макростабильность как оперативный принцип (а не просто как контрольный ориентир) Институциональные стимуляторы роста на микроуровне (совершенствование качества деловой среды) – вместо классических денежно-кредитных


Слайд 4

Мировой рейтинг Балтийского макрорегиона по качеству деловой среды (GCI- 2012 , 142 страны, по граням «Модели алмаза» Майкла Портера) Качество бизнес-климата - 2013 (индекс “Doing business “ WB): Россия - 112 Дания – 5, Финляндия – 11, Швеция – 14, Германия – 19, Эстония – 24, Польша – 62 Россия (GCI-2012): 1 - 110-117, 2 – 110-121, 3 - 102, 4 - 97 ( Китай -17, Бразилия -25, Индия – 31) 4 - идея Портера об особых конкурентных преимуществах территорий, где появляются транс-отраслевые кластеры (новое базовое звено экономики) Источники: Global Competitiveness Index, 2012; State of the Region Report, 2012 1 2 3 4


Слайд 5

Условия для сетевой кооперации и образования инновационных кластеров в Балтийском макрорегионе (GCI-2012, среди 142 стран мира) Источник: State of the Region Report, 2012 ¦ Кто и где в первой десятке в мире Лидирует Швеция, Сканд. страны и Германия – в 1-й десятке, Россия – замыкает список БМР. В БМР образовано 50 сильных (strong) кластеров мирового класса и ряд мега-кластеров, приближающихся по мощности к американским (ScanBalt Bioregion) . Сильный разброс по странам.


Слайд 6

В основе образования реальных инновационных кластеров (и инновационной экономики в целом) лежит институциональная матрица «тройной спирали» - результат эволюции экономики и общества Triple Helix Model - интерактивная сетевая кооперация трех секторов: снижает проектные риски и все виды издержек, создает механизм непрерывных обновлений - основу инновацион-ного роста. Спонтанно возникла в Кремниевой долине, формализована в 1995 г. как модель (Etzkowitz & Leydesdorff), доведена до кластерной политики в 2000-е гг. (VINNOVA) (См. статьи автора в ж. “Инновации” , 2011 и “Экономическая социология” , 2012)


Слайд 7

опирается на идеи Стратегии ЕС “Europe 2020” - посткризисная модель развития мира = Green +Smart + Inclusive Growth статус «макрорегион» – как проектное, а не административное образование три ключевых направления развития БМР : экономика + экология + консолидация повышение динамизма и инновативности роста БМР за счет кластеризации - без расширения бюджетных ассигнований и без создания новых бюрократических институтов БМР – модельный регион для остальных макрорегионов Европы В обстановке глобальной нестабильности Балтийский макрорегион будет обеспечивать устойчивость роста за счет институциональных факторов - культивирования тройных спиралей и развития кластерной среды. Этот подход лег в основу Балтийской Стратегии ЕС The EU Strategy for the Baltic Sea Region (с ноября 2009 г.)


Слайд 8

Oresund food - один из входящих сюда кластеров: 25-30% занятых региона оборот 75 млрд евро 70% выпуска экспортируется 400  компаний, 3 крупных научных центра, 6 универ-ситетов 15 сетевых координирующих организаций План действий Балтийской Стратегии ЕС построен на образовании тройных спиралей - удвоенных, утроенных, удесятеренных (РФ не участвует) Все 80 проектов Стратегии реализуются путем сетевой координации (через узловые платформы): многофункциональная и многоуровневая взаимосвязанность Матрица попарных сетевых взаимодействий в проектах Стратегии (инновационный датско-шведский мега-кластер в Эресунне)


Слайд 9

“Модельность” Балтийского макрорегиона для других ареалов ЕС: отработка совместного перехода 10 территорий к экономике знаний через координацию кластерных инициатив - создание инновационной экосистемы Флагманский проект Балтийской Стратегии ЕС “BSR Stars” - пять трансбалтийских проектов, состоящих из множества кластерных инициатив (тройных спиралей), которые координируются в ходе реализации через сетевые платформы. Замысел ЕС: воспроизвести в масштабах БМР матрицу Кремниевой долины и тиражировать этот опыт по всей Европе через макрорегиональные стратегии (Дунайский, Средизем. и др.) State of the Region Report, 2012; http://www.bsrstars.se/ Инновационная экосистема (сеть сетей)


Слайд 10

Источник: авторская разработка Принцип создания сетевых инновационных экосистем в масштабах макрорегионов становится сегодня новой моделью евроинтеграции Эволюция интеграционных объединений в мировой экономике в сторону сетевой модели


Слайд 11

А в это время в России и ее регионах … еще не сложились даже полноценные двойные спирали Но есть и хорошая новость… Интеграция в глобальные сети позволяет странам и регионам развиваться рывками, минуя исторические этапы (фрактальность). Подключение Калининграда к трансбалтийским сетевым проектам создает внешний «локомотив» для формирования новых групп связанных отраслей (кластерные группы), т.е. запускает реструктуризацию (диверсификацию) областной экономики Институциональная ловушка: преобладание иерархичных связей тормозит инновационные процессы и диверсификацию экономики ? обратная связь с государством отсутствует либо слаба бизнес и наука контактируют только через ведомства ведомства не несут ответственности за свои решения (См. Дежина и Киселева 2008, Смородинская 2011)


Слайд 12

Сегодня калининградская экономика все еще сохраняет инерцию затратного роста, основанного на импортном посредничестве (и даже восстановила его обороты до уровня 2008 г.) В 2011 г. импорт КО превысил ВРП в 1,5 раза (151%), что при экспорте всего в 22% от ВРП порождает колоссальный торговый дефицит - 9 млрд. $ (129% ВРП) Рассчитано по: Калининградстат, http://www.investinrus.com/


Слайд 13

Но такая «импортозамещающая» модель роста себя исчерпала. Расчеты на базе официальной статистики показывают: Область теряет даже те малые собственные источники роста, которые имела до кризиса, в 2008 г. Она критически зависит от фед. ассигнований, а местные компании – от гос. вложений (56%). Несмотря на номинально высокие восстановительные темпы (8% в 2011 г.), экономика КО растет лишь статистически: за 4 года (2008-2012, 1 полугодие) пром. производство выросло на 54% (2-е место в стране), а инвестиции в основной капитал упали на 40% (2-е место в России от конца) в бюджете-2011 г. почти 40% расходов (19 млрд. руб.) покрыто центром, по 6-7 млрд. в год поступает по ФЦП-2018. по-прежнему больше половины ВПР делают вкупе 3 сектора, полностью или частично сидящие на бюджете, - торговля, переработка импорта, общ. услуги основной генератор дохода в обрабатывающей промышленности - сектор производства продовольствия, напитков и табака (83% в 2011 г.) , а не электроника (13%) и не автосборка (всего 1,5%) Источники: ДРОНД-2010, Калининградстат, http://www.gov39.ru/ , ИНСС


Слайд 14

Отраслевая структура доходов области также отражает ее критическую зависимость от федеральных ассигнований при остром дефиците собственных инвестиционных средств (рассчитано по данным Калининградстата за январь-февраль 2011) Убыточные сектора: все старые советские промотрасли , каждое третье аграрное предприятие, весь сектор здравоохранения и социальных услуг Сектора с падающей доходностью: нефтяная промышленность (дает только 23,7% дохода) и торговля (9,5%) Основной генератор дохода : обрабатывающие промпредприятия (47%), но подавляющую часть прибылей (83%) здесь приносит производство продовольствия, напитков и табака, а не электроника (13%) и не автосборка (всего 1,5%), На грани убыточности: образование и ЖКХ (держатся только за счет бюджетных субсидий) Инвестиционные расходы местных компаний на 56% покрываются из бюджетных источников.


Слайд 15

Калининградские власти (как и вся Россия) попадают сегодня в классическую макроэкономическую ловушку: либо господдержка роста и макроэкономической стабильности, либо рост бюджетных вложений в убыточную социальную сферу. 2012 г. – выбор в РФ сделан в пользу социалки в ущерб макростабильности (70% расходов бюджета РФ на 2013-2015 гг., 50% - в бюджете КО). Но такой курс не поможет улучшить социальные услуги и опасен в условиях глобальных потрясений (риски для КО – возможный секвестр Центром многих ФЦП) . Что реально поможет Калининграду в повышении макроустойчивости: «внешний локомотив» (внутри местной и рос. экономики импульсов уст. роста нет) межотраслевой проект кооперации с соседями в Балтийском макрорегионе, который с одной стороны мог бы консолидировать местное сообщество, а с другой - создать импульсы для одновременной динамизации социальной и производственной сфер при минимальных бюджетных затратах Вариант: проект улучшения системы эксплуатации водных ресурсов, построенный на началах трансграничной сетевой кооперации с соседями


Слайд 16

Калининградская область - часть единой экосистемы бассейна Балтийского моря (1,7 млн. кв. км, 14 стран, из них 9 приморских, 85 млн. чел) Нужна кооперация всех 14 стран! Страны БМР реализуют Планы управления трансграничными водными бассейнами на основе согласованных эко- стандартов и технологий (Рамочная Директива ЕС 2010 г.) Но Калининград выпадает из кооперации (Водный кодекс РФ не учитывает проблемы трансграничности) Проект SIWI (2011 г., 2013-2015 гг.): кооперация КО с Польшей и Литвой для согласованного управления бассейнами рек Неман и Преголя на базе инновационных технологий эксплуатации водных ресурсов


Слайд 17

Передовые технологии и согласованные стандарты управления трансграничными речными бассейнами Преголи и Немана - это не только решение экологических проблем, но и зарождение в КО мощного кластера комплементарных отраслей, включая социальные услуги Проект сетевой кооперации с Польшей и Литвой (под эгидой Швеции) привлечет в КО стратегических инвесторов и запустит реструктуризацию Источник: разработка автора в рамках проекта SIWI, 2011


Слайд 18

СПАСИБО за внимание! Институт экономики РАН smorodinskaya@gmail.com


×

HTML:





Ссылка: