'

Великобритания в XIX веке

Понравилась презентация – покажи это...





Слайд 0

Великобритания в XIX веке


Слайд 1


Слайд 2

Экономика и инвестиции Англии Инвестиции и денежная политика в 19-ом веке Инвестор в Викторианской Англии имел больший выбор, чем его коллега в двадцатом веке. Если инвестор в девятнадцатом веке хотел получить при наименьшем риске небольшую прибыль, то при помощи своего адвоката мог вложить деньги в национальные долговые акции или в недвижимость и кредиты под недвижимость. Долг был завуалирован под разнообразие бондов и выпуск акций, поддерживающих особые правительственные проекты. С 1751 года был утвержден банковский ежегодный доход три процента. Kрупные ссуды вкладывались в строительство недвижимости, которое бурно развивалось в Лондоне. Инвестиции проходили через мелкие и средние строительные компании. Впервые стал использоваться вексель как для получения капитала, так и для спекулятивных операций. Векселя продавались вместе с железнодорожными и другими строительными акциями по достаточно высокой изменчивой дискаунтной ставке. Они выпускались на срок менее чем три месяца. Прибыль, полученная от капиталовложений в национальное строительство железных дорог, менялась значительно, но в среднем только до 8 процентов в 1840 году. Это был лучший объект для инвестирования, чем другие предложения. Высокие деведенты, но с большим риском можно было получить от вложений в строительство заграничных железных дорог, строящихся британскими компаниями. Британские власти выпустили правительственные гарантии только под строительство железнодорожной системы в Индии. Наконец, можно было спекулировать на займах правительствам других стран, на импорте чая или хлопка, на золоте или драгоценных металлах.


Слайд 3

До 1856 года большинство капиталовложений было сделано с утверждением неограниченной ответственности для каждого члена компании, условие, которое ограничивало поставку рискованного капитала. После 1844 года компании создавались путем регистрации в Торговой Палате. Они находились под правительственным контролем, и вся их деятельность была открыта для общества. Большинство коммерческих, индустриальных и строительных предприятий были организованы как партнерства или имели единоличного владельца, но они имели трудности в поднятии капитала для грандиозных проектов. Тем не менее железнодорожный бум приучил общество к инвестированию, и разубедил в том, что неудачи в делах коммерческой компании еще не означают потерю ее активов. В течение девятнадцатого века Банк Англии создал собственный контроль над всем денежным рынком Лондона. До 1840 года он конкурировал с другими частными банками как в столице, так и в провинции, и выступал иногда также безответственно, как и любой другой инвестор. Но банк имел только объемные золотые запасы и готов был монополизировать выпуск правительственных гарантий и краткосрочных займов. Наряду с Восточно-Индийской компанией и несколькими страховыми фирмами, он управлял финансированием национального долга, подписывая акции путем конкурентного предложения цен и затем, перепродавая их за маленькие суммы обычным инвесторам как премии. Более мелкие частные и независимые банки Сити действовали как агенты для провинциальных инвесторов. После принятия Joint-Stock Act в 1833 году спекулятивная банковская деятельность привела к финансовой нестабильности и кризисам. В нестабильном экономическом климате в конце 1830-х британские политические лидеры, ориентированные на поддержку бизнеса, пришли к выводу о необходимости более жесткого кредитного контроля. The Bank Act oт 1844 года сохранял децентрализованную систему провинциальных банков, но позволял Банку Англии конкурировать с ними на спекулятивном рынке займов, основываясь на теории, что это стабилизирует процентные ставки. К сожалению, банковская конкуренция имела определенно противоположный эффект. Вместе с бумом акций и векселей железнодорожных компаний 1840-х годов, она привела к панике на биржевом рынке и финансовому краху 1847 года. После чего, Банк Англии изъял деньги из спекулятивного рынка, фиксируя минимальную дисконтную ставку. Имея узаконенный уровень золотых запасов для денежных выпусков, он контролировал предел расширения и сужения кредита. Дополнительную информацию можно получить на странице полностью посвященной Банку Англии.


Слайд 4


Слайд 5

Социально-политическое устройство Англии в XIX веке


Слайд 6

Политический строй Англии в начале 19 столетия в своих основных чертах почти не изменился по сравнению с предыдущим веком. Королевская власть не может прибегать к чрезвычайным мерам, приостанавливать действия парламентских законов или освобождать от повинности им. Монархия стала в полном смысле конституционной, ограниченной законами, принятыми парламентом. Английский парламент разделялся еще с 14в., как известно, на две палаты, которые в течение всей английской истории в громадном большинстве случаев поступали совершенно солидарно. С одной стороны, это объясняет нам отчасти, почему в Англии не победил абсолютизм повсюду извлекавший выгоду из сословной розни, а, с другой, стороны само это обстоятельство объясняется тем, что общественная жизнь Англии не выработала резких сословных рамок, а потому верхняя и нижняя палаты вовсе не были отдельными представительствами каких-либо враждебных сословий.« Верхнюю палату, или палату лордов в парламенте не возможно назвать представительным учреждением. Назначенная из состава наиболее знатных дворянских фамилий, с небольшим добавлением духовных лордов, то есть высших сановников церкви), и становились лордами в силу своего сана), и избирательных пэров Шотландии и Ирландии, палата лордов являлась цитаделью аристократии, упорно противившейся проникновению в ее среду "выскочек из числа финансовой, торговой и промышленной буржуазии.« Нижняя палата наполнялась представителями графств и городов. В графствах правом избрания пользовались фригольдеры, имевшие сорок шиллингов дохода в год, но они находились очень часто в зависимости у ленд-лордов. "Ахиллесовой пятой" парламента, по выражению Р. Гнейста, было представительство городов. Избирательные порядки установились в Англии еще в средние века и поэтому парламентским представительством были наделены в основном старые города юга Англии, а вот растущие промышленные и торговые центры центральной и западной Англии не участвовали в парламентских выборах. Палата общин ни в коей мере не представляла английское общество и превратилась в "борцовскую арену", где в роли борцов выступали различные клики земельной аристократии. Где тот или иной местный землевладелец не мог оказать прямого давления на выборах, там пускался в ход подкуп избирателей, и этим средством пользовались, чтобы попадать в нижнюю палату преимущественно богатые коммерсанты, обогатившиеся при помощи колониальной торговли. Они платили громадные деньги во время выборов и затем в качестве членов парламента преследовали уже доставшиеся им полномочия в своих корыстных целях. Таким образом британский парламент является коррумпированным учреждением. Депутаты не редко торговали своими голосами, например избрание в члены парламента в графстве Йорк стоило сто пятьдесят тысяч фунтов стерлингов, в Нортгомптоне - тридцать тысяч. Всесилие дворянства не ограничивалось центральными учреждениями, оно проявлялось и в местном управлении. Мировой судья, всех должностных лиц прихода - сборщиков налога, надзирателя за бедными и других "специальностей " назначал самостоятельно, он же творил суд и расправу. Назначение мировых судей находилось в руках лорда - лейтенанта, то есть представителя королевской власти в графстве; на этот пост назначался крупнейший землевладелец графства. Таким образом местное управление, как и центральное полностью захватили представители землевладельческих групп. Все эти обстоятельства, естественно вызывали негодование народа и во многом благодаря этому, с новой силой вспыхивает борьба за парламентскую реформу о которой речь пойдет ниже. Еще один институт государственной власти в Англии, явление, которого характерно и для других западноевропейских стран, был кабинет. Кабинет возник еще до буржуазной революции XVII века на основе тайного совета, как узкая коллегия, помогающая королю быстро решать важные вопросы управления страной. Название свое он получил от маленькой комнаты, в которой проходили


Слайд 7

заседания Сначала этот орган полностью зависел от воли монарха. Далее, к концу XVIII в . - начала XIX в. он перестал быть вспомогательным органом королевского управления и должен был опираться на поддержку парламента. К концу XVIII в было признано, что кабинет должен располагать большинством голосов в парламенте. Но вопрос о том, является ли кабинет ответственным перед парламентом или королем, о его судьбе в случае расхождения с парламентом, еще не был решен окончательно. Главный человек в кабинете - премьер-министр. Тем не менее, принцип опоры кабинета на парламент вел к предоставлению власти большинству, а самая необходимость часто прибегать к голосованию в парламенте при решении важнейших вопросов содействовала укреплению партийной организации среди парламентариев и консолидации на этой основе двух партий, сложившихся в конце XVII в. Вообще-то названия "тори" и "виги" возникли во время выборов 1690 года как бранные клички. В разные века партии являются перед нами с разными наименованиями и с не вполне сходными из одной эпохи в другую стремлениями, но то, что их разделяло долгое время, в сущности, было одно и тоже - различное понимание королевской прерогативы и привилегии парламента. Известно, что партия тори стояла на точке зрения божественного происхождения королевской власти и пассивного повиновения ей, тогда как виги признавали происхождение королевской власти из народной воли, отстаивали права парламента и допускали активное сопротивление в случае нарушения правительством законов страны. В зависимости от политической ситуации партии почти регулярно сменяли друг друга у кормила власти. Богатый исторический материал, касающийся особенностей политического развития Англии, его глубокой приверженностью традициям содержится в работах В. Беджгота, С. Лоу, Ш. Сеньобоса, Лоуэлла и других. Как указывал В.Беджгот, в Англии сложился тот тип монархии, когда "короне принадлежит только первое место в величественном элементе конституции; первый министр стоит во заседания. Труды этих авторов доказывают, что жизнеспособность английской политической системы обеспечивается историческими особенностями народа, гармоничными отношениями между классами и сословиями. Уместным нам кажется привести здесь мнение Ф. Энгельса, который, сопоставляя национальные характеры англичан, французов и немцев в статье 1844 г. отмечал, что англичанин имеет только частные интересы, он видит неустранимое противоречие между частным и всеобщими интересами и фактически не верит в последние; объединяется же с другими гражданами англичанин лишь для защиты индивидуальных интересов. В отличие от англичанина немец постоянно стремится представить свои частные интересы в абстрактно-всеобщей, философской форме, а француз - в национально - всеобщей, государственной. Обозревая процесс политического развития Великобритании с конца XVII в. - до 1832 г., можно заключить, что в Англии, стране, которая, как говорил Беджгот, была проникнута "духом почтительности


Слайд 8

многие государственно-правовые институты нуждались в реформировании. Беджгот писал, что "номинальные избиратели не были действительными избирателями... Фактическим образом, массой избирателей руководили более образованные классы« Очень важный этап конституционного развития Великобритании был связан с формированием партийной системы и борьбой за избирательную реформу 1832 г. Накануне реформы "корона уже стушевалась перед парламентом, парламент стал всемогущ, но он представлял не нацию, а небольшое число территориальных магнатов". Они были представлены не только в наследственной палате лордов, но и в палате общин. " Из 658 членов 424 обязаны были своим избранием патронам, их рекомендации или их прямому назначению. Независимые депутаты могли купить свое депутатское звание за деньги в городах, где избрание депутатов являлось наследственной привилегией небольшой группы лиц. Избирательное право было ограничено незначительной группой лиц, оно принадлежало членам муниципальной корпорации, в других случаях - лордам владельцам земли, на которой находился город. Представительство в парламенте Англии закреплялось за определенными местностями, которые некогда получили его, преимущественно в Южной Англии, ранее самой населенной и богатой части страны, одним словом, избирательное право сложилось "в течение нескольких сот лет на самых разнообразных и причудливых основаниях’’ До 1832г. избирательное право принадлежало, таким образом, определенным группам лиц и определенным местностям, в некоторых случаях на началах наследственности, например в муниципальных корпорациях оно могло переходить к сыну или зятю, в других случаях, оно принадлежало в силу происхождения или брака, независимо от обладания собственностью. Важно, что "избирательное право было личной привилегией, именным правом. Постепенное превращение Англии в главную мировую промышленную страну, увеличение населения страны, развитие индустрии сделали очевидным архаичность существовавшей избирательной системы. Возникли новые промышленные центры - Манчестер, Лидс, Бирмингем. Ни один из них не имел представителей в парламенте. 13 местечек Корнваллийского графства на юго-западе Англии посылали в парламент больше депутатов, чем все промышленные города Великобритании вместе взятые. Актуальным звучало требование закрытого голосования, т.к. подача голосов оставалась открытой, что, по мнению П.Г. Мижуева, представляло "совершенное искажение идеи народного представительства”


Слайд 9

Виги у власти. Подготовка проекта парламентской реформы министерством Грея. Принятие закона о реформе Партийная система Великобритании, способствовала "формированию либерально-демократического государства, поддержанию политической стабильности и расширению гражданских свобод". Парламентские дебаты в связи с биллем о реформе отражали разногласия между тори и вигами и одновременно оказывали сильное воздействие на общественное политическое движение в стране. Лорд Грей писал Вильгельму IV: " По-моему убеждению общественное мнение высказалось по поводу парламентской реформы с такой силой, и единодушием, что пойти против него было бы невозможно без огромного риска поставить правительство в положение, при котором оно лишено было бы всякого авторитета и силы". Действительно, в течение четырех месяцев в палату общин было представлено 645 петиций о парламентской реформе.1 марта 1831 г. виги внесли в парламент билль о реформе. Над окончательной редакцией билля работали лорд Деркам и лорд Рассел, который и внес билль в палату общин. К. Маркс следующим образом характеризует значение билля в борьбе тори и вигов: "Предоставление и лишение избирательных прав было в общем рассчитано не на увеличение влияния буржуазии, а на подрыв влияния тори и усиление влияния вигов". В статье "Лорд Джон Рассел" Маркс не только дает политическую характеристику одному из лидеров партии вигов, внесшему билль о парламентской реформе, но и вскрывает причины уступок вигов: "Изгнание Веллингтона из кабинета за то, что он высказался против парламентской реформы, июльская революция во Франции, угрожающая активность больших политических организаций, созданных буржуазией и пролетариатом в Бирмингеме, Манчестере, Лондоне и т.д., крестьянская война в земледельческих графствах, красный петух, который распространял свое пламя по самым плодородным районам Англии, - все эти обстоятельства вынудили вигов внести хоть какой-нибудь билль о парламентской реформе. Виги уступили нехотя, не сразу, после неоднократных, но тщетных попыток удержать за собой посты путем компромиссного соглашения с тори." Парламентские дебаты по биллю о реформе в марте и апреле 1831 г. вызвали озабоченность определенных членов кабинета Грея. Это объяснилось тем, что тори указывали на "демократические опасности" билля. После того как оппозиции удалось внести в билль поправку, существенно его изменившую, Грей поставил короля перед выбором, либо распустить парламент и назначить новые выборы, либо принять отставку кабинета Грея. В мае 1831 г. последовали выборы в парламент, на которых реформисты усилили свои позиции. Противодействие биллю о реформе в палате общин было незначительным. Он прошел в нижней палате в трех чтениях большинством голосов и, наконец, в конце сентября 1831 года перешел в палату лордов, где натолкнулся на упорную оппозицию. В первом чтении билль был пропущен, на 1 октября было назначено второе чтение. При голосовании 8 октября 1831 года голоса распределились следующим образом: 158 лордов - за, 199 - против. Результаты голосования вызвали резкое возражение правительства, палата общин приняла резолюцию о доверии к правительству Грея. В стране вновь разрастается движение за реформу. Во время многолюдного митинга 7 ноября в Лондоне была учреждена новая радикальная организация "Столичный союз", которая выдвинула требование уничтожения наследственной передачи всякой власти и ряд других радикальных реформ.


Слайд 10

В декабре 1831 года парламент вновь открыл свои заседания. Оппозиции удалось затянуть вотирование билля палатой общин до марта 1832 года, когда он, наконец, был принят большинством в 116 голосов (355 против 239) Для принятия билля через палату лордов Грей предложил создать дополнительное число пэров, лояльно относящихся к реформе парламента. Торийские члены парламента отнеслись отрицательно к этой идее, считая эту меру неконституционной. Король колебался. Итак, как можно заключить из обзора напряженной политической борьбы в парламенте, правительство считало, что после победы в нижней палате главными условиями, призванными обеспечить успех в верхней палате, были 2: 1) заручиться поддержкой группы "колеблющихся тори" во главе с лордом Уорнклиффом и пойти им на уступки; 2) создать в палате лордов дополнительное число лояльных к биллю пэров, для чего необходимо согласие короля. Поскольку король проявлял нерешительность, премьер-министр предложил ультиматум - или создание дополнительного числа пэров в верхней палате или отставка его кабинета. После продолжительных дебатов палата лордов 14 апреля 1832 года приняла билль большинством в 9 голосов, намереваясь провалить его в комиссии своей палаты. Однако, когда лорды прибегали к этому средству, Грей подал в отставку. Так начался правительственный кризис известный как "майские дни". Веллингтон пытался сформировать новое правительство, но перед лицом возраставшего давления чуть ли не всей нации его попытка не встретила поддержки даже в его собственной партии. В эти дни по всей стране пронеслась буря демонстраций и митингов, направленных против Веллингтона. Ряд английских историков считают, что "в течение десяти дней величайшего кризиса" после отставки Грея "революция была очень серьезной возможностью". Король вынужден был вновь призвать к власти Грея, который теперь настаивает на предоставлении ему права назначить в случае необходимости такое число новых пэров, чтобы провести билль через палату лордов; 18 мая король в своем послании Грею заявил, что уполномочивает премьер-министра на создание такого количества пэров, которое необходимо для принятия билля. Веллингтон, Линдхерет и другие тори представили необходимые гарантии. После этого лорды и партия тори отказались от борьбы, и билль, наконец, 4 июня был принят в палате лордов в третьем чтении: 106 против 7 июня он был утвержден королем и стал законом. Так закончилась многолетняя борьба за реформу парламента, которая велась не только внутри парламента, но и на уровне массового сознания. Говоря об итогах, Маркс справедливо заметил: "Пожалуй никогда еще такое могучее и, по всей видимости, успешное народное движение не сводилось к таким ничтожным и показным результатам". "Акт о реформе" или "Акт об изменении народного представительства в Англии и Уэльсе" с восторгом был встречен в народе: "… ликование охватило все классы общества", даже дети в школах устраивали между уроками шествия и кричали "билль прошел, билль прошел!". В Бирмингеме, остававшемся до конца центром агитации за реформу, в день получения известия об утверждении билля состоялся экспромтом митинг, на который собралось до 50000 человек. Председательское место занял Аттвуд… Встреченный восторженными рукоплесканиями, он сказал, обращаясь к собравшимся: " Дорогие друзья! Я преисполнен бесконечной благодарности к всемогущему Богу за то, что мы избежали ужасной революции".


Слайд 11

"Акт о народном представительстве 1832 г." призван был предотвратить "различные злоупотребления, которые долго имели место при избрании депутатов в палату общин парламента, лишить множество незначильных местечек права посылать депутатов в парламент; предоставить такую привелегию большим, густонаселенным и богатым городам; распространить право участия в выборах на многих подданных его величества, которые до этого не пользовались таковым, и уменьшить расходы на избирательные компании". В соответствии с биллем большинство "гнилых" и "карманных" местечек ликвидировалось. В нем указывалось: 1. "всякое из местечек, перечисленных в списке под буквой "А" (всего 56), от и после окончания полномочий данного парламента прекращает посылать депутатов в парламент. 2. Каждое местечко, перечисленное в списке "В" (всего 30), посылает только по одному депутату. 3. Каждое местечко, названное в списке "С" (всего 22), будет посылать двух депутатов в парламент. 3. Каждое местечко, названное в списке "D" (всего 20), будет посылать одного депутата в парламент. Существенным моментом были города списка "С", в котором на первом месте шли Манчестер, Бирмингем, Лиде, Шеффилд и другие. Реформа оставляла в силе старый ценз для кандидатов в парламент. В графствах быть избранным мог лишь землевладелец с годовой рентой не менее чем 300 фунтов стерлингов. Реформа 1932 года делала избирателем всякого, кто владел недвижимостью, дающей не менее 10 фунтов в год. Ряд статей "акта о народном представительстве" содержал подробное перечисление требований, предъявляемых к "десятифунтовикам" Правом избирать рыцаря графства в будущие парламенты пользуются лишь те фригальдеры, владеющие землей сроком на одну, две или несколько жизней, владения которых приносят в год доход не менее десяти фунтов… Всякий мужчина, достигший установленного законом возраста и не пораженный в правах, владеющий копигольдом или обычным держанием сроком на одну или несколько жизней, с доходом не менее 10 фунтов в год, за вычетом всех причитающихся рент, платежей, также имеет право избирать рыцаря графства. Всякий мужчина, достигший установленного законом возраста и не пораженный в правах, имеющий какую-либо аренду или держание - будь то фригольд, копигольд или обычное держание сроком не менее чем на шестьдесят лет, с чистым доходом не менее десяти фунтов, или владеющий землей или держателем в качестве арендатора по соглашению, с уплатой годовой ренты не менее 50 фунтов… также имеет право выбирать в будущие парламенты рыцаря графства…


Слайд 12


Слайд 13

Борьба за парламентскую реформу явилась важным этапом в формировании партийно-политической системы Великобритании, в деятельности ее главных участников - тори и вигов. К моменту подъема борьбы за реформу виги избегали входить в правительство. Они надеялись, что кабинет тори сумеет обуздать демократическое движение, дискредитирует себя в глазах широкой общественности и вынужден будет уступить командные посты противоборствующей партии. К. Маркс пишет: "Лишь тогда, когда у кормила правления стоят тори, начинается сильное давление извне… и осуществляются неизбежные преобразования. Так, эмансипация католиков проходит при министерстве Веллингтона; то же самое можно сказать если не по поводу самого билля о парламентской реформе, то, по крайней мере, по поводу движения за реформу - движения, имевшего большое значение, чем его результаты". Виги в конце 20-х годов XIX в. более гибко и трезво воспринимали новые процессы в экономике и политике и более отзывчиво относились к нуждам промышленной буржуазии. Это объясняет политический успех вигов в 1832 году, выразившийся также и в том, что в 30-50 годы они находились у власти почти 20 лет, в то время, как их соперники лишь 8 лет. Гораздо богаче были виги талантливыми и популярными личностями, такими как Пальмерстон, Рассел, Кларендон и др. Известный либеральный историк А. Бриггс, анализируя вигские реформы первой половины 30-х годов показывает, что они "обнаружили способность, избегая кровопролития, свершать крупномасштабные изменения". Данный сюжет из английской истории дает возможность рассмотреть процесс утверждения в Великобритании либеральной демократии. В статье "Британская конституция" Маркс писал, что и после 1832 года "общее управление, во всех его деталях, даже исполнительный орган законодательной власти, т.е. само "делание законов" в обеих палатах парламента, будет закреплено за земельной аристократией. Буржуазия в 1830 году предпочла новый компромисс с земельной аристократией, компромиссу с массой английского народа". И тем не менее, многие авторы полагают, "что только такая реформа могла быть одобрена без крайнего обострения классовых страстей и гарантировать мирный - нечто более ценное, чем демократия, - путь развития в направлении утверждения политического равенства". Действительно, реформа 1832 года дав представительство промышленным городам "ввела в лоно конституции средние классы, буржуазию". В заключении хотелось бы привести мнение известного политолога М. Острогорского, который, как нам кажется, очень точно и емко оценил значение реформы: "…парламентская реформа повлекла за собой последствия, выходившие далеко за пределы законодательных перемен, ею введенных, хотя и сказавшихся не сразу. Она не только создала новую атмосферу политическую, но облекла властью независимое общественное мнение, сообщила импульс социальным и политическим информаторам, общественным подъемом ею вызванным; она не только установила в государстве новое соотношение общественных сил, но ввела, правда бессознательно и незаметно, новые политические принципы, которые должны были в конец разрушить весь старый конституционный строй, переработать, как в организме, все ткани его".


Слайд 14

В городах…, посылающих одного или несколько депутатов парламента, правом избрания пользуется всякий мужчина, достигший установленного законом возраста, не пораженный в правах и являющийся собственником или съемщиком дома, приносящего доход не менее 10 фунтов в год…, при условии уплаты налога на бедных и прочих установленных налогов…’’ Билль о реформе означал серьезную уступку промышленной буржуазии, "избирательное право было предоставлено в городах каждому жителю, обладавшему известным имущественным цензом, вся буржуазия получила к нему доступ, из рук земельной аристократии вырвана была ее политическая монополия; палата лордов была уничтожена, корона превращена в покорного народного слугу, осуществляющего исторические прерогативы для народа и по указаниям его представителей. Центр политической тяжести был окончательно перенесен в палату общин". Принятие закона 1832 года означало важный шаг в развитии буржуазно-демократических институтов в Великобритании, "буржуазия была, таким образом, признана и в политическом отношении господствующим классом". ЗАКЛЮЧЕНИЕ Борьба за парламентскую реформу 1832 года явилась одним из важнейших направлений политической истории Англии конца XVIII - первой трети XIX в. Борьба за реформу являлась борьбой за демократию. В результате проведенного исследования мы пришли к заключению, что несмотря на видимые успехи движения за реформу в XVIII в. осуществление ее оказалось невозможным и лишь к 30-м годам XIX в. сложилась наиболее благоприятная ситуация для проведения парламентской реформы. Представляется, что главная причина заключалась в том, что сформировалась социальная база для ее осуществления; возникли новые формы борьбы: организация массового внепарламентского движения, соответствующих общественных структур, массовое! народное движение в пользу парламентской реформы во многом предопределило принятие билля 1832 года и оказывало огромное влияние на внутриполитическую борьбу двух буржуазных партий.


Слайд 15


Слайд 16

Королева Виктория


Слайд 17

Викто?рия (24 мая 1819 - 22 января 1901), королева Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии с 20 июня 1837, императрица Индии с 1 мая 1876 (провозглашение в Индии - 1 января 1877), последний представитель Ганноверской династии. Виктория пробыла на троне больше 63 лет — больше, чем любой другой британский монарх. Викторианская эпоха совпала с промышленной революции и периодом наибольшего расцвета Британской Империи. Многочисленные династические браки её детей и внуков укрепили связи между королевскими династиями Европы и усилили влияние Великобритании на континенте. Её день рождения по-прежнему отмечается как праздник в Канаде. Отцом Виктории был Эдуард Август, герцог Кентский, четвёртый сын короля Георга III, матерью будущей королевы была принцесса Саксен-Кобургская Виктория, вдовствующая княгиня Лейнингенская. Первое имя — Александрина — дано ей в честь русского императора Александра I. Несмотря на довольно высокое положение в иерархии наследования, Виктория в первые годы жизни говорила только на немецком языке. Отец Виктории, герцог Кентский, умер, когда дочери не было и года. Воспитывалась она под руководством герцогини Нортумберландской; получила хорошие познания по ботанике и музыке. Как наставник в политических делах большое влияние на принцессу имел её дядя по матери, король Бельгии Леопольд I, постоянно переписывавшийся с племянницей. Наследовала престол после смерти своего дяди по отцу, бездетного Вильгельма IV, 20 июня 1837 г.


Слайд 18

Королева Виктория постоянно пользовалась уважением и любовью своего народа. Только со времени её царствования, отчасти благодаря мудрым советам её мужа, принца Альберта, прекратились попытки антиконституционного вмешательства королевской власти в политическую жизнь страны, столько раз служившие источником затруднений при предшественниках Bиктории. Это вовсе не значит, чтобы она отказалась от прерогатив своего сана; она только пользовалась ими в пределах, соответствующих государственному устройству Великобритании и духу английской нации. Когда королева в первые годы после смерти нежно любимого супруга слишком безучастно отстранялась от всякого участия в делах и даже не являлась лично на открытие парламента, она возбуждала этим неудовольствие в среде народа, привыкшего видеть в короле или королеве живое олицетворение государственной идеи. Виктория была c 10 февраля 1840 г. замужем за своим двоюродным братом, герцогом Альбертом Саксен-Кобург-Готским (1819—1861), которому дала в 1857 титул принца-консорта. У них было девять детей: Виктория (Princess Royal) (1840—1901), в 1858 г. вышла замуж за кронпринца прусского (впоследствии императора Фридриха III). Мать Вильгельма II. Альберт Эдуард (1841—1910), принц Уэльский, впоследствии король Эдуард VII, женат на принцессе датской Александре; Алиса (1843—1878), вышла замуж за принца (впоследствии великого герцога) Людовика Гессенского. Мать Александры Фёдоровны, жены Николая II. Альфред (1844—1900), герцог Эдинбургский, с 1893 правящий герцог Саксен-Кобург-Готы в Германии, адмирал королевского флота; с 1874 г. был женат на русской великой княжне Марии Александровне, дочери императора Александра II; Елена (1846—1923), замужем за принцем Христианом Шлезвиг-Гольштейн-Зондербург-Августенбургским; Луиза (1848—1939), замужем за Джоном Кэмпбеллом, 9-м герцогом Аргайльским; детей не имела Артур (1850—1942), герцог Коннаутский, женат на принцессе Луизе Маргарите Прусской; Леопольд (1853—1884), герцог Олбани, гемофилик, женат на Елене Вальдек-Пирмонтской; Беатриса (1857—1944), замужем за князем Баттенбергом, мать королевы Испании Виктории Евгении (жены Альфонса XIII и бабки Хуана Карлоса I).


Слайд 19

20 июня 1887 г. вся Англия торжественно отпраздновала пятидесятилетие царствования королевы Виктории (во время этого празднования ирландскими националистами готовилось цареубийство, так называемый «юбилейный заговор»); в 1897 г. — 60-летний юбилей её царствования (совмещённый с торжествами по поводу личного рекорда королевы, которая, начиная с 1896, превзошла Георга III, и её царствование стало самым продолжительным в британской истории). Виктория скончалась в Осборн-хаусе, на острове Уайт, 22 января 1901 г., на 82-м году жизни и 64-м году царствования, в присутствии любимого внука, германского императора Вильгельма II. Ей наследовал сын Эдуард VII.


Слайд 20


Слайд 21


×

HTML:





Ссылка: