'

Инновационные процессы в Сибири и России в целом: планы и реальность

Понравилась презентация – покажи это...





Слайд 0

I Региональный инновационный форум Издательского Дома «Коммерсантъ» Инновационные процессы в Сибири и России в целом: планы и реальность В.И.Суслов Новосибирск – ИЭОПП – 21 апреля 2011 1 «Стратегия социально-экономического развития Сибири до 2020 года. Новосибирская область – развитие наукоемких отраслей и производств»


Слайд 1

Введение: по нисходящей… 2


Слайд 2

«Золотое» время российской экономики пришлось на 50-е – начало 60-х годов прошлого века, когда Россия еще была в составе Советского Союза. На то время приходятся российские технологические прорывы: атом, космос. Достижения мирового уровня в авиа- и судостроении, в нефегазовой промышленности. Мы не отставали в инфо-, теле- и всяких других технологиях. Потом: застой, перестройка, системный кризис. Теперь – «смутное» время, похожее на то, что было ровно 400 лет назад в промежутке между Рюриковичами и Романовыми, которое закончилось в 1613 году (новый праздник 4 ноября – в честь одного из тех событий). За последние 50 лет в России не создано ничего, заслуживающего внимания в мировом масштабе. Более того, мы прозевали информационную, телекоммуникационную, микроэлектронную, биотехнологическую, нанотехнологическую революции, отстали и продолжаем отставать в авиакосмической, оборонной промышленности, потеряли приоритеты в большинстве технологий, обеспечивающих национальную безопасность. Наше машиностроение в своей массе остается на уровне станков, вывезенных по репарации из Германии в конце 40-х годов прошлого века (а то и ДИП-овских 30-х). Мы фактически прозевали технологический прорыв в «профильном» секторе – нефтегазовой промышленности (шельф, сланцевые нефть и газ, процесс Фишера-Тропша). Сегодня доля России в производстве высокотехнологичной продукции в нефтяной отрасли составляет только два процента. 3


Слайд 3

1. Курс задан, возможности есть… (планы, амбиции) 4 Введение: по нисходящей…


Слайд 4

Курс российской экономики на инновационный путь развития был провозглашен Президентом России В.А.Путиным в начале 0-ых годов этого века и подтвержден следующим Президентом Д.А.Медведевым. Для Сибири: приходит понимание опасности потери Сибири «как жемчужины человеческой цивилизации» при продолжении ресурсной ориентации. Инновационный потенциал и возможности инновационного развития имеются. Патриарх Силиконовой долины, легендарный основатель и партнер венчурной компании Asset Management Company Франклин Питч Джонсон: "Нам с вами (россиянами – В.С.) проще будет найти общий язык, чем с европейцами, которые менее склонны к предпринимательскому риску и предпочитают инвестировать в более поздние стадии жизненного цикла высокотехнологичного бизнеса. Я верю в русские технологии, русские стартапы и русские капиталы" (осень 2002). Россия венчуристам из Силиконовой долины представляется уже не только страной – новой всемирной лабораторией идей, но и все более комфортным – благодаря действиям властей – местом для ведения дел. Американцами выделяются те направления, где Россия, по их мнению, находится на передовых позициях: материаловедение, ядерные технологии, энергетика, медицинские технологии. Сюда же могут быть отнесены: программное обеспечение, альтернативная энергетика, нанотехнологии. И это все. 5


Слайд 5

Пекинский Чжунгуаньцунь (Z-парк) – один из наиболее интересных и быстрорастущих (более 25% прироста ВВП в год, около 4 тыс. новых высокотехнологичных компаний в год) технопарков мира. Возможно, самый крупный в мире научный парк: 232 кв.км. (пятая часть Москвы), более 20 тыс. компаний (113 котируются на бирже), около миллиона занятых, 80 млрд. долларов годового оборота (это - пилотный проект: сейчас в Китае 130 технопарков). Получится ли догнать Кремниевую долину китайскому Z-парку? Вряд ли – по мнению профессора Стэнфордского университета Вильяма Миллера, – несмотря на несомненные успехи (удачное копирование многих элементов американской НИС, грамотное формирование технопарков). Три причины: - "Разрыв в качестве человеческого капитала, в среде жизни, в атмосфере весьма велик"; - "В Китае нет традиции "лузерского капитализма",… традиции толерантного отношения к неудаче, а в инновационном бизнесе умение падать и вставать очень важно"; - "есть очевидные проблемы с авторскими правам и неуважением интеллектуальной собственности. В атмосфере, когда можно украсть идею и скопировать устройство, развернуть производство новых идей и продуктов будет очень трудно». В России с этим заметно проще. Русская пословица: «За одного битого двух небитых дают». 6


Слайд 6

Один из американских венчурных капиталистов: «Два раза я вкладывал по $5 млн в проекты одного предпринимателя, и оба завершились катастрофическим провалом. Когда он пришел ко мне в третий раз, я согласился вложить в его новую идею $20 млн и заработал на этом $80 млн. Зачем мне было отказывать предпринимателю, в обучение которого я уже инвестировал $10 млн?» Для России инновационные процессы важны не только и даже не столько в «обычных» высокотехнологичных отраслях, а во всей экономике. Добыча и переработка природных ресурсов, ЖКХ, АПК, пищевая и легкая промышленность могут и должны быть очень инновационными. Один из примеров: Татьяна Шиманская с группой единомышленников из Обнинска (до середины 1990-х годов они занимались проектированием ядерных энергетических установок космического назначения) разработала новый способ получения сахара (обычная технология, кстати, самая энергоемкая из всех пищевых отраслей и приводящая к потере самых ценных компонент, не менялась уже 200 лет). Производимый в России сахар даже не считается пищевым продуктом, он вреден для здоровья (содержит, в частности, формалин). Суть новшества в замене химической очистки фильтрационными мембранами. Подбор нужных компонент и режимов занял несколько лет, а совершенствование математических моделей соответствующих процессов продолжается до сих пор. «Оказалось, что решить эти задачи не проще, чем запустить ядерный реактор» 7


Слайд 7

«Ресурсная» компонента российского инновационного потенциала очень велика. Редкоземельные металлы (РЗМ) – база многих современных инновационных продуктов: катализаторы, магниты, оптика, стекольная промышленность, металлургия, керамика, прочее – в том числе лазеры, солнечные батареи, атомная промышленность. Чем масштабнее применение РЗМ, тем более привлекательно изделие экологичностью, экономичностью, производительностью. Около 95% добычи, обогащения, первичной переработки РЗМ сосредоточено в одном государстве — Китае. В прошлом году он резко ограничил экспорт. Цены значительно (в 2-5 раз) выросли. Сейчас Россия занимает второе место в мире по разведанным запасам редких земель (около 30%) и первое — по их прогнозным ресурсам. Российская жемчужина — Томторское месторождение на территории Якутии. Содержание редких земель в его рудах достигает феноменальных показателей в 12%. При этом разведанные запасы составляют 150 млн тонн, а прогнозные едва ли не больше всех мировых. В планах Правительства Якутии – отдать его разработку Китаю. Этого делать ни в коем случае нельзя. Россия и Сибирь, в особенности, обладает крупнейшими в мире запасами «солнечного» кремния, особо чистого (а не просто песка), необходимого для производства солнечных батарей. 8


Слайд 8

2. И это Стратегия ?... 9 Введение: по нисходящей… 1. Курс задан, возможности есть…


Слайд 9

В 2006 году была принята Стратегия развития науки и инноваций в Российской Федерации до 2015 года. Из 17 показателей, динамику которых можно проследить, только 4 соответствуют поставленным тогда задачам, динамика 7 показателей хуже, чем даже в инерционном сценарии (без учета Стратегии), а 6 – противоположна (должны расти, но фактически падают). (см. Приложение 3 к проекту стратегии «Инновационная Россия – 2020») 10


Слайд 10

11


Слайд 11

Аналогична ситуация со Стратегией Сибири, Новосибирской области, с которыми нашему Институту пришлось работать. 12


Слайд 12

ЦЕЛЕВЫЕ индикаторы развития инновационной системы Сибири По России в среднем 9,3%, Красноярский край – 12,2%, Томская область – 15,3%, в среднем по ЕС – 50% (минимум в Латвии – 25%) По России в среднем 523, но в Томской и Новосибирской областях – заметно больше, соответственно, 3-е и 7-е места по стране. По России в среднем 4,5, в Сибири лидеры – Омская и Новосибирская области с соответствующими показателями 4,5 и 4,2% 13


Слайд 13

14 Сейчас обсуждается проект новой стратегии инновационного развития России, подготовленный МЭР РФ «Инновационная Россия – 2020». Цели, задачи, количественные ориентиры, проблемы поставлены и представлены хорошо. Но это – единственная «ложка меда». «Тело» Стратегии настолько рыхло, что его фактически нет. «Углубить», «расширить», «действовать в направлении улучшения…» – толку от таких формулировок мало. Стратегия – это руководство к действию, и не просто к действию, а к действию, обеспечивающему победу (в данном случае – к переходу экономики России на инновационный путь развития). Текст должен быть коротким и однозначно воспринимаемым, как боевой приказ: что, кому и в каких случаях делать. Государственная Стратегия это набор обязательств, которые берет на себя государство перед обществом, бизнесом. А здесь – сплошная сослагательность и рефлексия. Авторы документа совершенно справедливо указывают на главную, острейшую, болезнейшую проблему: отсутствие со стороны российского бизнеса спроса на инновации вообще и отечественные в особенности. Но о том, как решать эту проблему в Стратегии практически ничего не говорится. Казалось бы естественным, что ее решение потребует существенных изменений в разных кодексах (налоговом, гражданском, таможенном, …) и законодательных актах. Ни один из «шагов» (Приложение 1 – Основные шаги по реализации Стратегии) таких действий не предусматривает. А ведь такие действия, стимулирующие рост, модернизацию, инновации возможны и достаточно очевидны.


Слайд 14

15 Например. Можно увеличить налог на прибыль с 20% до 50-60 и даже 75% – для компенсации выпадающих доходов, но только на ту прибыль, которая направляется на потребление. Прибыль, используемую на развитие под качественные инвестиционные проекты, – освобождать от налога. Если проект предусматривает инновации и модернизацию, то налог должен быть отрицательным, например – минус 25% (государство софинансирует проект: к каждому рублю добавляет 25 копеек), а если имеет место ориентация на отечественные инновации, соответствующие мировому уровню, то налог – минус 50%. Имеется достаточно много вариантов стимулирования экономического роста и инновационного развития. Они опробованы в мировой практике, но в этом документе не предусмотрены. Зато вопросам реформирования сферы генерации инноваций, прежде всего науки и образования, уделено весьма пристальное внимание. Нацеленность предлагаемых новаций – на перемещение науки в вузы и национальные исследовательские центры, встроенные в жесткую вертикаль административной власти, смену концепции высшего образования со школы знаний на школу компетенций. Акцент делается не на усиление имевшихся и частично сохраняющихся конкурентных преимуществах российской науки и образовании, а на перестройку этой сферы под западные образцы, причем не лучшие, элитарные, а средние, «ширпотребовские».


Слайд 15

16 При этом вузовская наука в России традиционно слаба, и ставка на нее приведет к потере темпа по-крайней мере на 5-10 лет, «Курчатовский Институт», ориентироваться на который предлагается, пока себя особо не проявил (но «гудок» мощный), «потемкинское» «Сколково» энтузиазма не вызывает. В документе верно указывается на ряд болевых точек, в частности на недостаточную встроенность отечественной науки в общемировые процессы, удручающе низкое участие в общепризнанных изданиях, низкую цитируемость и т.д. Это свидетельствует не только о недостаточной эффективности российских ученых, но и в значительной степени является наследием советского периода с его самоизоляцией, завесой тайны, гипертрофированной идеологизацией общественных наук. В таких условиях было бы естественно ожидать предложений по преодолению этих недостатков, по мерам государственной поддержки отечественной науки в мировом сообществе. Некоторые меры предлагаются, но нацелены они на помощь не отечественным, а иностранным ученым.


Слайд 16

17 3. Хватает и других ошибок… (отсюда и реальность) Введение: по нисходящей… 1. Курс задан, возможности есть… 2. И это Стратегия ?...


Слайд 17

18 Ошибочных мер государственной экономической и научно-технической политики явный избыток. Только два примера. 1) «Мертвая петля Кудрина» В «тучные» годы якобы «лишние» деньги были вложены в долговые обязательства Правительства США и некоторых его ипотечных агентств. Т.е. в экономику США. Одновременно российский бизнес активно кредитовался западными банками. Эти активы зарубежной банковской системы были – как бы – обеспечены теми самыми российскими государственными вложениями. Вся маржа, естественно, доставалась «их» финансовой системе. Наступил кризис. Наши зарубежные государственные вложения существенно «скукожились», но выполнили, тем не менее, роль «подушки безопасности». Они в значительной степени были использованы для погашения долгов российского бизнеса перед иностранной финансовой системой. «Мертвая петля» замкнулась. С огромными потерями. Не было ли более логичным дать те деньги прямо российскому бизнесу (под больший процент, чем в США) и использовать их для ослабления зависимости российской экономики от добычи и транспортировки сырья. Именно эта зависимость оказалась роковой для России в кризисный период. Один из моих учителей, академик А.Г.Аганбегян в частной беседе как-то сказал, что на те деньги можно было бы построить новую Россию. Господин Кудрин и сейчас, когда цены на нефть стали опять высокими, настойчиво предлагает «заначить» куда-нибудь «лишние» деньги.


Слайд 18

19 2) «Сколково» «Ошибка не в том, что его разместили рядом с Москвой, а в том, что из Сколково делают закрытое комьюнити. Это слишком напоминает закрытые городки из советского прошлого» «Возможно такое: все стороны процесса будут чувствовать, что достигли успеха, …. В MIT будут довольны, потому что они получили деньги на исследования и массу хороших контактов, западные компании будут довольны, потому что найдут интересные проекты, и люди в Сколкове тоже будут довольны. Но цель не просто установить контакты, цель – изменить российскую экономику, и я буду очень удивлен, если она будет достигнута» «Единственный вариант – создать в Сколкове успешный пример, а затем его мультплицировать в других регионах страны» Профессор MIT, сотрудник гарвардского Davis Center for Russian and Eurasian Studies Лорен Грэм: «Есть еще одна проблема. Когда западная компания, такая, как Cisco, Google или Microsoft, основывает лабораторию в Сколкове – для нее это лишь возможность доступа к талантам в России для процветания этой компании. … Россия хочет стать независимым производителем хайтека. Вы же не хотите быть аутсорсинговой державой, чтобы на вас смотрели как на Индию или Китай, куда приходят американские компании за дешевой рабочей силой и талантами. В России есть традиции науки, которых в Китае нет. Но самое сложное – сделать переход от традиции развития науки к традиции развития наукоемкой экономики»


Слайд 19

20 Есть и другие причины отторжения инновационности, определяющие в конце концов сложившиеся реалии. Назовем семь из них. (а) Завышенный временной дисконт Временной дисконт слишком велик, т.е. будущее по сравнению с настоящим быстро обесценивается, и ведущими выступают краткосрочные и сиюминутные цели. Между тем, жизненный цикл автомобиля – 15 лет, самолета – 30, энергетической установки, космического корабля – 50. Компании, производящие такие продукты, должны иметь соответствующий горизонт своей стратегии. В России этого нет. Три примера (i, ii, iii) из энергетики. i) Солнечная энергетика заменит углеводородную гораздо раньше, чем это кажется нашим газовикам, нефтяникам и угольщикам. Всего четверть процента площади Сахары, покрытая солнечными батареями (современными), обеспечит всю нынешнюю потребность планеты в энергии. Надо будет переходить на другие направления использования углеводородного сырья. ii) Будущее углеводородной же энергетики может быть связано с добычей сланцевых нефти и газа, которые есть везде (шельф Северного ледовитого океана, Ямал, Восточная Сибирь и Сахалин отдыхают), и с производством жидкого топлива на основе процесса Фишера-Тропша. Россия к этому совершенно не готова. iii) Линейный рост параметров сжигания угля (температура и давление), ведущий по циклу Курно к увеличению КПД, ограничен.


Слайд 20

21 Переход на температуры выше 700 градусов невозможен без никелевых сплавов и специальных защитных покрытий, систем охлаждения (там кроме никелевых другие сплавы себя не оправдывают). Надумай мы, не считаясь с расходами и решив все технологические проблемы, заменить старые станции на advanced, то и тогда бы не смогли. На это просто может не хватить всех мировых ресурсов никеля. Промышленный дизайнер Владимир Пирожков, окончивший 20 лет назад Свердловский архитектурный институт, поработавший потом на «хороших» позициях в концерне Citroen, в компании Toyota, вернулся несколько лет назад в Россию по приглашению министра экономики Грефа: «Самое главное, что меня здесь потрясло, — это то, что у 99 процентов корпораций нет четкого целеполагания: что будет дальше, куда стремится компания, как они себя видят через десять, через двадцать лет, какой будет рынок, кто будет жить на этой территории? Это основа не только промышленного дизайна, но и вообще развития экономики и общества» «Если не видишь себя в будущем, тебя там не будет!» Не надо заниматься «Калиной-2» или еще одним «Феррари». «Мы абсолютно уверены, что в ближайшие 50 лет мы не заасфальтируем Сибирь, с нашими ценами на дорожное строительство, которые превосходят все возможные приличия, мы никогда не создадим в Сибири разветвленной сети дорог. Но нам нужно Сибирь: a) сохранить, б) освоить и в) развить»


Слайд 21

22 «Так вот мы считаем, что выходом из этой ситуации может быть создание другой, дополнительной системы транспорта. Не бесконечное наращивание автомобильного парка, а переход на сетевой транспорт — индивидуальные летательные аппараты. Мы хотим дать возможность каждому человеку иметь свой летательный аппарат» «Но это так же, как мы за 15 лет перешли со стационарных телефонов на мобильные: если бы 15 лет назад вам сказали, что каждый житель планеты будет иметь такой вот маленький гаджет в кармане, никто не поверил бы» Для предвидения будущего надо использовать технологический форсайт. Наш Институт ведет в настоящее время три форсайт-проекта: по угольной энергетике, машиностроению и нефтедобыче. (б) Коррупция блокирует российские инновации. Необходимые «откаты» лицам, принимающим решения, недоступны российским фирмам-инноваторам. Главным «борцом» с коррупцией является первый вице-премьер Правительства, курирующий этот вопрос, Игорь Шувалов. Его жена в 2009 году заработала, официально, 641 миллионов рублей, в 2008 – 367. В 2010 году ее доходы также превысили 300 миллионов. Вопрос о конфискации имущества, нажитого на незаконно полученные доходы, многие годы не может пройти через нашу Думу. Вы скажете: «Фантастика! Не может быть!»


Слайд 22

23 Основной покупатель медицинской техники отечественного производства — государственные лечебные учреждения. А тендерами на госзакупки ведают тоже чиновники, и правила игры там хорошо известны. Так, в ходе разразившегося два года назад скандала с Siemens (тогда Всемирный банк потребовал от компании выплатить 100 млн долларов на борьбу с коррупцией в качестве своего рода штрафа за дачу взяток российским чиновникам) топ-менеджер Siemens признал, что до 80% поставок медицинской техники в Россию проходило по коррупционным схемам и было связано с взяткодательством. (в) «Наше законодательство совершенно не совершенно» Все наше законодательство в области бюджетно-финансового планирования и контроля построено с позиции «презумпции виновности». А не «презумпции невиновности». Это означает, что с нами, частными и юридическими лицами, обращаются как с преступниками. «Если ты еще не украл, то обязательно украдешь завтра». При этом реальные казнокрады, ворующие в астрономических масштабах, остаются безнаказанными. Классический пример – 94-ФЗ. В соответствии с ним даже картошку закупать опасно, – гнилую подсунут. А научное оборудование, реактивы-реагенты, информационные и другие аутсорсинговые услуги? Из открытого письма молодых ученых Президенту РФ – о 94-ФЗ:


Слайд 23

24 Каждая новая программа, объявляемая Министерством образования и науки РФ, содержит всё больше страниц в конкурсной документации и всё меньше здравого смысла. Каждый год приносит новые ограничения возможностей выбора и покупки товаров, необходимых для занятия наукой на мировом уровне. 94-ФЗ накладывает ограничения на расходование любых внебюджетных средств, в том числе и поступающих от коммерческих компаний в рамках договоров на НИР и НИОКР. Эти ограничения отталкивают множество малых и средних компаний от открытого взаимодействия с университетами и НИИ. 94-ФЗ вступает в прямое противоречие с установкой на дальнейшее расширение кооперационных проектов коммерции и науки – установкой на развитие инновационного бизнеса. Все энергосберегающие технологии в строительстве жилья, офисов, торговых, складских помещений, будучи более дорогими, не проходят по этому закону. За подписью А.Л.Асеева и Н.З.Ляхова на имя спикера Госдумы Б.В Грызлова и председателя Совета Федерации С.М.Миронова направлено письмо с требованием наложить мораторий на действие ФЗ №94 в отношении бюджетных организаций всех академий наук (март 2011) Сегодня расходы на науку, на инновационную деятельность мы (говорит Леонид Федун, вице-президент «ЛУКойла») можем относить на себестоимость лишь в том случае, если от момента научной разработки до ее внедрения пройдет год, не больше. Если так не получается, значит, для целей снижения налогообложения это изобретение не применить, финансировать его надо из чистой прибыли.


Слайд 24

25 В соответствии с нормативными актами по ОМС медицинским учреждениям деньги выделяются в зависимости от койко-дней. Поэтому всем технологиям, в частности ультрасовременным лазерным, которые сокращают время реабилитации больных, послеоперационные «хлопоты» и т.д., путь в нашу массовую медицину закрыт. (г) Атака на отечественную науку в лице РАН со стороны правящего слоя достигла беспрецедентного масштаба. При всем том, что вся оставшаяся до сих пор «мощь» России обеспечена российской фундаментальной наукой. Показательна ситуация последнего Общего собрания РАН 14-15 декабря 2010 года, на котором проходила научная сессия по лазерным технологиям. Лазеры это «наше все», в том числе наши нобелевские лауреаты. Во многих областях этой сферы именно мы определяем мировой уровень. Мероприятие заняло два дня, были интереснейшие доклады. Наше руководство в эти дни демонстративно провело конференцию «Россия вперед» в Сколково. Впрочем, более хамского выступления, чем доклад нашего премьера на предыдущем Общем собрании академии наук России, я никогда не слышал. В результате, менее чем в 1% российских клиник врачи владеют методиками лечения с использованием лазеров (в развитых странах – 70–80%). «Валютное и таможенное законодательство России составлены таким образом, чтобы максимально запутать собственных экспортёров и максимально воспрепятствовать экспорту любой продукции, кроме сырья.»


Слайд 25

26 «Не мытьем, так катаньем». «В лоб» не удалось (как свиней стричь – «шерсти мало, визга много»), так обходным маневром. Теперь ставка делается на не-академические организации. Курчатовский институт, Высшая школа экономики (кто бы за такие деньги не стал лидером?) и вузы в целом. Про Курчатовский институт ничего кроме сильного «гудка» не слышал. Вузы Новосибирска, Томска, Сибирский федеральный университет в Красноярске – отличные организации, но почему «вместо»? Может быть лучше – «вместе»? Ректор Сибирского федерального университета, академик Евгений Ваганов: «Я думаю, что это хорошая модель, когда научные разработки Академии наук будут коммерциализироваться через вузы» Официально Россия не была участником проекта «Большой адронный коллайдер» (она была наблюдателем как США и Япония) в ЦЕРНЕ, но, например, Институт ядерной физики СО РАН выполнил для этого проекта большой объем работ, которых во всем мире кроме ИЯФ сделать никто не мог. Ведется строительство токамака на юге Франции в Кадараше (проект ИТЭР – проект международного экспериментального термоядерного реактора, Россия – участник: 10% финансирования строительства, производство сверхпроводящих материалов), начат проект «Лазер на свободных электронах — X-FEL» в Гамбурге (участники: Германия, Франция и Россия), готовится проект по сверхмощным лазерам. К российской фундаментальной науке мировое сообщество все еще относится с пиететом.


Слайд 26

27 В октябре прошедшего года в Висбадене девять государств, включая Россию, подписали конвенцию о создании нового ускорительного центра FAIR (Facility for Antiproton and Ion Research in Europe), который будет построен в немецком Дармштадте. Всего же в проекте предполагается участие шестнадцати государств. Пост научного директора и председателя совета директоров Общества с ограниченной ответственностью FAIR GmbH, управляющей компании проекта, занял член-корреспондент РАН, заместитель директора по научной работе Института теоретической и экспериментальной физики (ИТЭФ) Борис Шарков. Осенью 2010 года официально стартовал международный проект «Протеом человека», который считают еще более амбициозным, чем завершенный «Геном человека». Россия, в первом проекте участия не принимавшая, может отличиться, с честью выполнив свою часть работы. Пока выразили готовность принять участие восемь стран — Япония, Южная Корея, США, Швеция, Китай, Россия, Канада и Иран, которые выбрали по одной хромосоме. Мы выбрали 18-ю хромосому. Нам придется найти и определить аминокислотную последовательность примерно 30 тысяч белков. Среди организаций принимающих участие в проекте с российской стороны (всего 12) есть Институт физики полупроводников и Международный томографический центр СО РАН. В федеральном ядерном центре в Сарове (Нижегородская область) пущен в самый мощный суперкомпьютер в России – 0,78 Пфлопс (максимальная теоретически – 1 Пфлопс), что соответствует 12 месту в мире (ТОП-500). Отставание от США около 3 лет.


Слайд 27

28 (д) Инновационная инфраструктура быстро развивается, но остается еще очень недоразвитой. Евгений Зайцев, закончил медуниверситет в Барнауле (начале 90-х), учеба в бизнес-школе Стэнфордского университета, сотрудник венчурной компании Asset Management, с 2009 работает в "биотехнологической" компании HelixVentures, выделившейся из Asset. Один из создателей в Силиконовой долине ассоциации, объединяющей российскую научную диаспору (АМБАР), основатель и президент конференции "Открытые двери в Силиконовую долину", один из руководителей Российско-американского симпозиума в Стэнфордском университете: "Пока, к сожалению, российский биотех не смотрится конкурентоспособным, но мне кажется, что за ним большое будущее" " … здесь нет ни одной сертифицированной центральной лаборатории, которая удовлетворяла бы как заказчика, так и те органы, которые потом будут давать добро на новую таблетку" (пробирки с результатами многочисленных клинических испытаний отправляются на анализ в другие страны) «Нет качественных сертифицированных лабораторий для доклиники, практически нет центров для скрининга и тестирования веществ, нет прочих небольших сервисов, которые в большом количестве окружают биотех в США (вплоть до пропорции 1:20). Нет профессионалов в области коммерциализации наукоемких продуктов»


Слайд 28

29 (е) Российская экономика соответствует 3-4 технологическому укладу и не может предъявить спрос на высокотехнологическую продукцию. Немногие наукоемкие российские компании вынуждены работать на внешний рынок. Один вопиющий пример Богородицкий завод технохимических изделий — редкий пример состоявшегося российского хайтека. Это единственное в мире предприятие, способное растить кристаллы материалов-сцинтилляторов в промышленных объемах, которые используются, в частности, как компоненты для ускорителей элементарных частиц — сверхвысокотехнологичных установок. Безупречная репутация поставщика CERN и опыт, накопленный за пятнадцать лет работы с этим требовательным заказчиком, сделали Богородицкий завод мировым лидером на рынке оксидных сцинтилляторов. Первым в очереди за богородицкими кристаллами стоял проект FAIR (Facility for Antiproton and Ion Research), предусматривавший строительство на территории Германии антипротонного и ионного ускорителя. Подножку «фабрике кристаллов» поставили российские чиновники, которые анонсировали участие России в проекте FAIR в октябре 2008 года, а потом тянули с официальным вступлением страны в международную коллаборацию целых два года (ждали «отката»?). А без официального подтверждения участия России в проекте (вклад нашей страны в бюджет коллаборации должен был составить 178 млн евро) немецкая сторона не имела права вести коммерческие операции с Богородицком.


Слайд 29

30 Теперь Богородицкий завод – банкрот, уникальное оборудование которого вот-вот будет порезано и продано на металлолом. Возможности восстановиться очень малы. Российский рынок не предъявляет спрос на такие высокотехнологичные продукты. А встроиться в западные технологические цепочки производства высокотехнологичной техники практически невозможно. Дело в том, что такая высокотехнологическая техника имеет, как правило, стратегическое значение, и в производстве ее не допускается использование компонентов иностранного происхождения, производства фирм-конкурентов. Конкретно материалы-сцинтилляторы, о которых идет речь, используются в трех направлениях стратегического характера. 1) В системах неразрушающего дистанционного контроля. В США к 2015 году будет организован тотальный контроль грузопотоков на всех сухопутных, морских и воздушных границах страны. Российское государство на данный момент созданием такового не обеспокоилось. 2) В ядерном каротаже нефтегазовых скважин: аппаратуру с детектором на основе этих материалов опускают в диагностическую скважину и получают 3D-картинку окружающих пластов. Однако в нефтяной российской державе эти технологии оказались не востребованы. Аудит российских нефтяных и газовых месторождений проводят фирмы, аффилированные с западными сервисными гигантами Halliburton, Baker Hughes и Schlumberger (опять «откаты»?)


Слайд 30

31 3) В производстве позитронно-эмиссионных томографов, вершине хайтека в сфере медицинской диагностической техники, где господствует монополия Siemens. Что до томографов, то в России их не способен делать никто. Причина та же, что и с дистанционным контролем: нет всего пакета технологий, необходимых для создания ключевых подсистем этой сверхсложной техники. Организатором и гарантом «обмена» богородицких кристаллов на технологии томографии логично было бы выступить госкорпорации «Ростехнологии», которая владеет Богородицким заводом. Однако «Ростехнологии» не стали бороться за выживание отечественного хайтека: в госкорпорации, владеющей миллиардными активами, к проблемам Богородицкого завода с оборотом 300 млн рублей отнеслись как к не заслуживающей внимания мелочовке. Добровольно уходя с рынка, Россия сдает китайцам не только нишу международных научных экспериментов, но и узкие ниши спецтехники, построенной на базе сцинтилляторов. Вернуться на этот рынок будет очень сложно и дорого. Нет в России и предложения качественной продукции для высокотехнологичных производств. Вот несколько высказываний на эту тему.


Слайд 31

32 Практически все комплектующие, включая винтики, шайбы, пружинки, гайки-барашки и даже резиновые уплотнительные кольца, выгоднее приобретать в Европе: они обходятся в три-четыре раза дешевле российских аналогов, а по качеству превосходят их на порядок. В России нет ни сырья, ни металла. Нельзя купить металл для выпуска одного прибора. Ты должен купить вагон металла и что-то поточить. Причем, скорее всего, это не будет хороший металл. Если это будет алюминий, то непонятно, какой алюминий. Тебе, конечно, нарисуют сертификат, но... Все, кто здесь занимается изготовлением приборов с вакуумными деталями, допустим Будкеровский институт в Новосибирске, всё закупают за границей, потому что здесь нет этого металла, просто нет. (ж) В российских регионах, сибирских, в частности, в потенциальных кластерах еще не сложилось понимание общности целей, необходимости взаимодействовать, «дружить». Когда стали известны размеры федеральных вливаний в Сколково и беспрецедентные льготные условия, предлагаемые его резидентам, губернаторам пришлось признать —  время конкуренции за федеральные ресурсы завершилось, пришла пора задуматься о взаимной координации усилий по развитию накопленных потенциалов на своих территориях.


Слайд 32

33 Не случайно Ассоциация инновационных регионов, созданная летом 2010 года и объединившая восемь субъектов федерации (Томскую, Новосибирскую, Иркутскую и Калужскую области, Пермский и Красноярский края, а также республики Татарстан и Мордовию), большинством наблюдателей воспринималась как «антисколковская коалиция». Два примера, очень разных, выстраивания отношений с федеральным центром: Новосибирск и Томск, разобщенность и консолидация. Новосибирск. Земля, недвижимость, до недавнего времени даже дороги и коммуникации —  все это на праве оперативного управления принадлежит СО РАН. Договариваться с академиками областным властям всегда было трудно. Стоит признать, что в Новосибирске пока не появилось общей цели, ради которой объединились бы вузы, научные институты, бизнес и власть. Пока руководство СО РАН занято лоббированием в верхах проекта строительства «второй очереди Академгородка», пока областные власти вкладываются в технопарк, вузы, к примеру, играют в свои игры. И даже Сколково не становится основой для объединения усилий. Томск. «Томичи умеют грамотно формализовать и, что важно, консолидированно подавать не только имеющиеся, но и планируемые преимущества, параллельно действиями уплотняя образы, делая их реалистичными, и в этом сила томской команды, — говорит директор АНО «Инновационный центр Кольцово» Андрей Линюшин. —  Если бы к потенциалу Новосибирской области — да томскую системность и напор, Сколково было бы в Новосибирске»


Слайд 33

34 3. Хватает и других ошибок… Введение: по нисходящей… 1. Курс задан, возможности есть… 2. И это Стратегия ?... 4. Бизнес малый…


Слайд 34

35 Малый (состоявшийся) бизнес в России, в целом, не инновационен. Национальный отчет «Глобальный мониторинг предпринимательства» по России зафиксировал применительно к благоприятному предкризисному времени следующее: «За два последовательных года (имеются в виду 2007 и 2008 гг.) среди (опрошенных) владельцев устоявшихся малых бизнесов ни один не расценил свой продукт как инновационный». Но есть много исключений. Недавно под заголовком «Тракторист Петров высадился на Марсе» была опубликована («Эксперт») сенсационная новость: лекарственный препарат небольшой компании «Фармсинтез» из Санкт-Петербурга был одобрен специальной комиссией FDA (Администрация по контролю за продовольственными и лекарственными продуктами США), которая присвоила ему статус орфанного (для лечения редких и неизлечимых известными средствами заболеваний). Более того, эта компания планирует в ближайшее время отправить на завоевание американского рынка еще два оригинальных препарата. На Kendall Square (Кембридж, восточный пригород Бостона) самая большая плотность IT- и биотехнологических компаний в мире — 163 на квадратную милю, по данным на середину 2009 года. В Новосибирском Академгородке на площади тоже около одной квадратной мили расположены около ста высокотехнологичных компаний, около сорока из которых – IT и биомет. Т.е. плотность примерно в 4 раза ниже, но, вероятно, одна из самых высоких в России. Все это – малые фирмы наукоемкого бизнеса.


Слайд 35

36 Многие наукоемкие компании в России остаются малыми не от хорошей жизни. На убогом (вследствие отмеченных выше законодательных ограничений) российском рынке медицинских лазерных установок доля отечественной продукции составляет всего 10% (по причине, в частности, высокой коррумпированности входа на рынок). Поэтому все семь крупнейших российских производителей полупроводниковых и волоконных медицинских лазерных установок — «Милон», «Алком медика», ВОЛО, «Полупроводниковые приборы», «Русский инженерный клуб», ФНПЦ «Прибор» и «ОптТехника» — относятся к разряду малых фирм. Крупной компанией можно считать только восьмого игрока рынка — «ИРЭ-Полюс», которая входит в транснациональную корпорацию IPG.


Слайд 36

37 3. Хватает и других ошибок… Введение: по нисходящей… 1. Курс задан, возможности есть… 2. И это Стратегия ?... 4. Бизнес малый… 5. Вперед, «газели»…


Слайд 37

38 Инновационный рост обеспечен средним бизнесом (и растущим малым), компаниями с оборотом 1-3 млрд. руб. «Газели Берча», плотность которых в России значительно (в 3-4 раза) выше, чем на западе, имеющие исключительно инновационный характер, с одинаковой вероятностью возникают как в «хайтечных», так и в «нехайтечных» секторах российской экономики. Они активно генерируют не только предложение, но и спрос на инновации, поскольку выступают естественными потребителями новых технологий. Несколько примеров. Российской компании «Микробор» всего десять лет от роду, но она уже стала признанным технологическим лидером в области инструментальных материалов. Созданный компанией сверхтвердый и одновременно прочный композит способен резать самые твердые конструкционные сплавы на высокой скорости. Для целого ряда задач в металлообработке альтернативы ему просто нет. «Яндекс» и «Лаборатория Касперского» вошли в рейтинг 50 самых инновационных компаний в мире журнала Fast Company (февраль 2011), заняв, соответственно, 26 и 32 место и обойдя Microsoft, Cisco, General Electric. Возглавили рейтинг Apple, Twiter, Facebook. В результате исследования, проведенного журналом «Эксперт», сформировался список из десяти компаний, разделенных по трем секторам.


Слайд 38

39 Эти фирмы сами оценивали степень инновационности создаваемых их предприятием продуктов по условной десятибалльной шкале, где 1 — продукты и технологии, внедренные 30 лет назад, а 10 — продукты и технологии, которые будут использоваться в мире в ближайшие пять лет. «НТО «ИРЭ-Полюс» (волоконные лазеры, входит в IPG-Photonics): «Я смело говорю, что это десятка. Два года назад наш отрыв от конкурентов оценивался аналитиками в пять-семь лет, а сейчас он оценивается в десять лет. Мы быстрее отрываемся, чем они пытаются догнать — и американцы, и японцы, и китайцы, и кто угодно» (Валентин Гапонцев). «НТ-МДТ (приборостроение, сканирующая зондовая микроскопия): «Большинство технологий — восемь-десять. Есть технологии и на единицу (например, обычная металлообработка, некоторые станки пятидесятых годов). Есть технологии и на твердую десятку: например, наши алгоритмы для “умных” микроскопов. Таких еще лет пять никто не сможет повторить». Эти сравнительно небольшие компании уже сегодня выступают в качестве интеграторов деятельности многих фирм-разработчиков и поставщиков. «Интерскол», например, сейчас реализует масштабный инновационный проект, связанный с заменой в электроинструменте обычного электродвигателя на вентильный. Ключевые преимущества вентильного двигателя перед традиционным — экономичность (КПД 70–75% против 55% обычного двигателя), долговечность (ресурс выше в 20-30 раз) и бесшумность.


Слайд 39

40 Опытные образцы вентильных двигателей по заказу «Интерскола» разработали специалисты Ижевского механического завода совместно с учеными Новосибирского госуниверситета. Второй инновационный проект «Интерскола», который сейчас находится на стадии испытаний опытных образцов, — использование в строительных бурах режущей кромки из уникального сверхтвердого и сверхпрочного материала (на базе кубического нитрида бора — КНБ), созданного российской компанией «Микробор». «НТО «ИРЭ-Полюс» (точнее, его головная фирма IPG) приняло решение не отдавать производимое оборудование (лазеры) в чистом виде (кроме тех случаев, когда на рынке уже есть сильные фирмы-интеграторы), а самостоятельно интегрировать их в сложные обрабатывающие комплексы. «У нас (НТО «ИРЭ-Полюс») принято решение в 2011 году строить на российской площадке восемь корпусов, — говорит Александр Башевский, директор по развитию компании. — Это будут три технологических корпуса, один корпус, связанный с созданием оптического волокна, один корпус под интеграцию 3D-обработки»


Слайд 40

41 3. Хватает и других ошибок… Введение: по нисходящей… 1. Курс задан, возможности есть… 2. И это Стратегия ?... 4. Бизнес малый… 5. Вперед, «газели»… 6. А что «крупняк» ?...


Слайд 41

42 Крупный бизнес в России пока чрезвычайно малоинновационен. В благополучные предкризисные времена 400 крупнейших компаний России тратили на НИОКР не более 0,5% от оборота, в кризис эта цифра снизилась до 0,2%. Для сравнения: по утвержденным ОЭСР международным стандартам фирмы и отрасли, тратящие на НИОКР менее 0,9% оборота, признаются низкотехнологичными. Госкомпании не выступают проводниками государственной политики в бизнес. Они действуют как обычные хозяйствующие субъекты, преследующие частные своекорыстные интересы, используя свой «государственный» статус как дополнительный рычаг в конкурентной борьбе. Попытки «принудить» их к инновациям пока не увенчались успехом. Менее половины (40% – 9 из 20) крупнейших госкомпаний справились с разработкой стратегий инновационного развития, в которых нужно было существенно расширить собственные расходы на НИОКР. Задание госкорпорациям было поручено в начале прошлого (2010) года, срок выполнения – конец года. Валентин Пармон, академик РАН, директор Института катализа СО РАН: «В построении инновационной системы в России были допущены две серьезные системные ошибки» Качество этих разработок весьма сомнительное.


Слайд 42

43 «Прежде всего была допущена ошибка в выборе направления главного удара. Им для инновационной системы России должен быть, так же как и в США, Германии, Франции, не малый и средний бизнес, а крупная промышленность» «Не в те руки (вторая ошибка – В.С.) вкладываем государственные ресурсы, нацеленные на инновации. …при существующей системе отбора проектов и их исполнителей конечными заказчиками всегда являются производящие компании. Однако если разработка попала в их руки, то они не заинтересованы распространять новую удачную технологию среди конкурентов. Поэтому новые разработки должны попадать к тем компаниям, которые профессионально занимаются их тиражированием, то есть инжинирингом.» В качестве комментария к этому тезису: госкорпорация «Ростехнологии» продает (50% минус одна акция) крупнейшую российскую энергетическую инжиниринговую компанию «Технопромэкспорт» кому-то из «арабских стран, Индии и Юго-Восточной Азии». Однако есть и положительные сдвиги: глава «Роснано» А.Чубайс на форуме Rusnanotech-2010 сумел заинтересовать своими проектами «Газпром» (суперпрочные покрытия, светодиодные лампы, стройконструкции из углепластика) и «Автодор» (технологии создания, ремонта и поддержания дорожного полотна).


Слайд 43

44 Несколько слов о ситуации в Новосибирске (с инновационно-модернизационной компонентой крупного бизнеса). Стоит отметить следующее. Происходит серьезное обновление и модернизация производственной базы НАПО им. В.П.Чкалова, входящее в холдинг «Сухой»: новая структура организации производства пассажирских самолетов, технология производства деталей из композиционных материалов, проектирование оснастки для их изготовления, уникальные процессы сварки толстостенных конструкций из титановых сплавов, использование новейших цифровых технологий при производстве агрегатов самолета "Сухой Суперджет 100". На территории промышленно-логистического парка «ПЛП-Толмачево» строится завод по производству литий-ионных аккумуляторов «Лиотех» - совместное предприятие одной китайской компании и ОАО «Роснано». Одна из причин выбора места строительства: в Новосибирске находится завод химконцентратов — единственное предприятие в России, которое производит литий. Благодаря этому, Новосибирск может стать одним из первых российских городов, которые переведут городской транспорт на электрическую тягу. Ряд конкретных шагов в этом направлении уже делается. В частности, предполагалось, что уже в конце марта текущего года начнет курсировать троллейбус-гибрид. Первая часть маршрута – это обычный троллейбус (за это время заряжаются аккумуляторы), а вторую часть, уже без «усов», он проходит, получая энергию от аккумуляторов.


Слайд 44

45 Начался процесс создания исследовательских филиалов крупных промышленных предприятий в строящемся к Академгородке технопарке. Пионером выступает НЭВЗ-Союз. Показателен пример инновационной фирмы САН, одной из Новосибирско-Томских фирм, включенных в «обойму» «Роснано». Сейчас этой фирмой также открыто подразделение в технопарке Академгородка и ведутся совместные разработки с тремя институтами СО РАН. ОАО «Роснано» не зря заинтересовалось проектами этой фирмы. В ней научились делать и делают принтеры, которые могут печатать на любых поверхностях. В этом году, по-видимому, будет завершено создание уникальной технологии, позволяющей печатать солнечные батареи. Опять же на любой поверхности. Кроме того, химики САН тестируют в качестве рабочего слоя солнечной батареи новые более эффективные составы вместо традиционных кремниевых. Два проекта новосибирских университетов совместно с производственными компаниями вошли в число победителей второй очереди конкурса Министерства образования и науки РФ на реализацию комплексных проектов по созданию высокотехнологичного производства. НГУ и «Унискан»: «Создание высокотехнологичного производства наукоемких систем медицинского мониторинга нового поколения» (110 млн. руб на 2,5 года) НГТУ и ПО «Север»: «Промышленное производство механотронных систем для энергосберегающих технологий двойного назначения» (90 млн. руб).


Слайд 45

46 Представленная картина движения России к инновационной экономике совсем не радужна, но она не очерняет действительность и оставляет место для надежды. Благодарю за внимание


×

HTML:





Ссылка: